Домой Библиотека Связь

Еврейские мифы об Олимпийских играх 1936 года в Берлине

Робер Фориссон


   Dr. Robert Faurisson. Jewish Myths about the Berlin Olympic Games (1936)

   © 17 сентября 2000 г. (исправлено: 24 октября)
   Журнал "The Revisionist" 2(2) (2004), стр. 168-170.
   The English original

   Перевод с английского - Питер Хедрук, 2005 г.

17 сентября 2000 г. Силвэн Сипель (Sylvain Cypel) в ведущей французской ежедневной газете "Ле монд" ("Le Monde") посвящает статью Джесси Оуэнсу, американскому мулату, завоевавшему четыре золотые медали на Олимпийских играх 1936 года в Берлине ("1936, a Berlin, l'Aryen 'Lutz' devient l'ami de Jesse, le metis" - "В 1936 г. в Берлине ариец "Луц" становится другом мулата Джесси", стр. VI).

Журналист вынужден признать, что история об отказе канцлера Гитлера пожать руку Джесси Оуэнсу является не чем иным, как легендой. Именно "Ле монд" увековечил эту легенду в 1991 году, когда Клод Саррот позволил себе написать следующее:

"Гитлер действительно отказался пожать руку Джесси Оуэнсу, чернокожему американскому чемпиону Берлинской Олимпиады 1936 года"[1].

Протокол того времени не предусматривал представления спортсменов канцлеру, и сам Джесси Оуэнс впоследствии отрицал, что он когда-либо находился в присутствии Гитлера. На что мог обратить внимание С. Сипель, так это на то, что, осознав поражение Людвига ("Луца") Лонга в прыжках в длину, Гитлер сначала, как и многие другие немцы, сделал "жест разочарования, а затем начал аплодировать достижению чернокожего американца"[2].

Джесси Оуэнс на Играх в Берлине 1936 г. на пути к одной из своих золотых медалей.

Тот же С. Сипель не добавляет, что имя Джесси Оуэнса было выгравировано четыре раза на башне почёта, расположенной в олимпийской деревне. Фотограф запечатлел изображение немецкого скульптора, вырезающего прославленное имя во второй раз в самом верху монумента.

По возвращении в Соединённые Штаты спортсмену вновь пришлось испытать на себе - как в общественном транспорте, так и в других местах - ежедневное унижение, которому подвергались чернокожие в его стране, и он не преминул сравнить это с обращением, которое он получил в Германии. В 1984 году, через четыре года после кончины Джесси Оуэнса, его вдова вспоминала, что он никогда не жаловался на гитлеровскую Германию. И действительно, на что ему было жаловаться? Ведь, когда он покидал поле бок о бок со своим немецким другом и соперником, оба атлета получили овации. В двухтомном фотоальбоме, посвящённом Играм, Гитлер изображён шесть раз, Дж. Оуэнс - семь, а чернокожие атлеты - двенадцать раз в общей сложности. Глава о состязании в беге начинается словами "Самый быстрый человек в мире: Джесси Оуэнс, США". На заглавной странице первого тома изображена фотография Адольфа Гитлера в окружении немецких официальных лиц, а на заглавной странице второго тома - портрет Теодора Левальда (Theodor Lewald), еврея и председателя немецкого олимпийского организационного комитета[3].

Еврейские спортсмены на Олимпиаде

С. Сипель пишет, что "германо-еврейские спортсмены не были допущены к участию" в Играх. Ему следовало бы напомнить, что, как я уже упоминал, председателем немецкого олимпийского организационного комитета был немецкий еврей Теодор Левальд и что немецкая еврейка Хелен Майер (Helene Mayer) завоевала серебряную медаль в фехтовании. Помимо этого, немецкий еврей или полуеврей Руди Балл (Rudi Ball) был членом сборной своей страны по хоккею на льду, ставшей бронзовым призёром Зимней олимпиады 1932 года, и что он вновь играл за эту команду на Олимпиаде 1936 года, прошедшей в Гармише-Партенкирхене. Это правда, что в последний момент немецкая звезда по прыжкам в высоту Гретель Бергман (Gretel Bergman) была исключена из команды, но это имело место не из-за того, что она была еврейкой - что доказывается на примере двух других спортсменов. Гитлер ясно заявил перед Играми, что еврейские спортсмены не должны исключаться из немецкой команды[4]. В том что касается участия германо-еврейских спортсменов на той Олимпиаде, заслуживает внимания реакция Виктора Клемперера, двоюродного брата дирижёра оркестра Отто Клемперера. Будучи сыном раввина и мужем арийки, он спокойно прожил весь период нахождения национал-социалистов у власти, включая военные годы в Дрездене - город, который ему пришлось покинуть после ужасающих союзнических бомбардировок февраля 1945 года. 13 августа 1936 г. он записал в своём личном дневнике:

"Я нахожу Олимпийские игры, которые скоро завершатся, отталкивающими вдвойне. Это просто нелепая переоценка спорта - уважение людей зависит от того, прыгнет ли один из них на десять сантиметров выше других. Да и к тому же, выше всех прыгнул какой-то ниггер из США, а серебро для Германии в фехтовании завоевала еврейка Хелен Майер. (Я даже не знаю, что более непристойно - её участие в качестве немки 3-го рейха или то, что её достижение следует воспринимать как победу 3-го рейха)"[5].

Следует сказать, что Виктор Клемперер был ярым антисионистом. Для него сионизм являлся "чистейшим нацизмом" и был "просто отвратительным"[6].

Дружеское соглашение между национал-социалистами и сионистами

Большое число еврейских сионистов придерживались идеологии, схожей с той, что имели национал-социалисты. Сегодня прилагаются все усилия для того, чтобы скрыть этот момент, с риском полностью извратить понимание целого ряда исторических фактов, среди которых можно упомянуть:

  1. Гаварское соглашение (Haavara Agreement) от августа 1933 г. (трансфертное соглашение), достигнутое между сионистами и властями Третьего рейха, с целью разрушить или обойти грандиозный экономический бойкот Германии, установленный другими международными еврейскими организациями ещё в марте 1933 года;

  2. одобрение в 1935 году значительной частью сионистского лагеря Нюрнбергских законов для защиты немецкой крови (эти сионисты стояли за защиту еврейской крови и, таким образом, были против смешанных браков);

  3. сотрудничество "коричневых евреев" или "международных еврейских коллаборационистов" на протяжении войны с Адольфом Эйхманом (Adolf Eichmann) (который сам был просионистом и проевреем), так же как и с другими немецкими официальными лицами;

  4. бесчисленные контакты между еврейскими представителями и немецкими властями в течение всей войны, которые порой заходили весьма далеко - как, например, предложение со стороны Лехи (Lehi), также известной под именем "Группировки Штерна" (Stern Group), о военном союзе против Великобритании (январь 1941 г.), или встреча в апреле 1945 г. между Генрихом Гиммлером и видным членом Еврейского всемирного конгресса Норбертом Масуром (Norbert Masur). Как сионисты, так и национал-социалисты стояли за "окончательное территориальное решение" еврейского вопроса (territoriale Endlosung der Judenfrage). Само собой разумеется, что, как и в любом сотрудничестве, кооперировании и сожительстве, здесь не было недостатка в политических вопросах, скрытых мотивах, интригах, кознях и изменениях позиций.

Восход немецкого сионизма в 1936 году

В феврале 1936 года, спустя несколько месяцев после открытия Олимпийских игр, немецкие сионисты официально провели в Берлине свой конгресс. Уже в том году в Германии находилось около 40 сионистских учебных центров (Umschulungslager), предназначенных для обучения молодых евреев сельскому хозяйству и другим навыкам, которые впоследствии они смогли бы использовать в Палестине. Еврейская пресса в Германии испытывала в то время бурное развитие. Говорилось о пробуждении и возрождении еврейского сознания. Конечно, евреи-антисионисты осуждали и порицали данное положение вещей. Многие евреи, в особенности, принадлежащие старшему поколению, гордо заявляли, что они - верные немцы. Проект, который поддерживали молодые евреи в качестве решения на будущее, виделся им сущей катастрофой.

Сионистские учебные лагеря в Германии, август 1936 г.[7]

Немцы разрешили создавать полувоенные еврейские организации со специальной формой и под бело-синим флагом (флаг будущего государства Израиль!), правда, с условием, что они не будут маршировать по улицам, а только на территории школ и казарм. Время от времени проводились спортивные состязания между молодыми сионистами и молодыми национал-социалистами.

Для более подробной информации читатель может обратиться ко книге Франсиса Никосии (Francis Nicosia) "The Third Reich and the Palestine Question" ("Третий рейх и палестинский вопрос")[7], к достопримечательному исследованию Отто Дова Кулки (Otto Dov Kulka) "The reactions of German Jewry to the National-Socialist Regime" ("Реакция немецкого еврейства на национал-социалистический режим")[8] или ко книге французского автора Эммануэля Ратье (Emmanuel Ratier) "Les Guerriers d'Israel" ("Воины Израиля")[9]. Можно также обратиться за справкой к "Иудейской энциклопедии" ("Encyclopaedia Judaica") или "Энциклопедии холокоста" ("Encyclopedia of the Holocaust"). Рекомендую предисловие в последней книге под названием "Lohamei Herut Israel" на тему предложения группировки Лехи (к которой принадлежал и Ицак Шамир) о военном союзе между евреями и немцами против Великобритании.

История Марти Гликмана

В своём настойчивом желании обнаружить малейший намёк на антисемитизм, с тем чтобы раскритиковать, начать причитать и предъявить новые требования, С. Сипель не боится делать нападки на глав американской делегации 1936 года. Он заявляет, что данная делегация включала в себя только двух еврейских спортсменов, Марти Гликмана (Marty Glickman) и Сэма Столлера (Sam Stoller). В последнюю минуту эти два члена эстафеты были заменены на двух негров, Ральфа Меткальфе (Ralph Metcalfe) и Джесси Оуэнса. "Ле монд" даёт этому единственное объяснение: Гликман и Столер были исключены из-за того, что они были евреями! Этот аргумент просто недопустим, поскольку в итоге этот выбор оказался удачным, и чернокожие спортсмены завоевали золото. Во всяком случае, если мы доверяем отдельным людям, то в 1980 году М. Гликман, впоследствии получившим в Америке наибольшую известность в качестве радиокомментатора для нью-йоркского футбольного клуба "Гиганты", утверждал, что от тех игр у него остались только "восторженные" воспоминания[10].

История Хорста Весселя

С. Сипель пишет:

"После гимна Олимпиады начинала реветь песня "Хорст Вессель", написанная СА в честь хулигана-антисемита".

Согласно слуху, распространённому евреями и коммунистами, Хорст Вессель (Horst Wessel) погиб либо в уличной драке с коммунистами, либо в стычке с одним сутенёром. Правда в этом деле, похоже, заключается в том, что этот сын пастора, воинственный активист и антикоммунист в СА, студент на юридическом отделении и в свободное время - поэт, был застрелен в лицо одним коммунистом в своём доме и скончался в берлинском госпитале 23 февраля 1930 года. В сентябре 1929 года он напечатал поэму, прославляющую СА, и именно эта поэма была после его смерти переложена на музыку, став вторым национальным гимном Германии.

Лживой пропаганды стало меньше?

В наши дни не так-то легко идти наравне с "Ле мондом" и его штампованием ошибок и лжи о Третьем рейхе и шоа. Я счёл своим долгом регулярно посылать как ведущему редактору Жан-Мари Коломбани (Jean-Marie Colombani), так и авторам вопиюще ошибочных и лживых статей мой скромный инвентарь, неизменно изложенный под заголовком "Ле монд, косвенная газета (набор)". Я прекрасно знаю, что эта газета, остро нуждающаяся в деньгах и опасающаяся гнева евреев, постоянно пытается искупить своей смертный грех: в номерах от 29 декабря 1978 г. и 16 января 1979 г. она опубликовала мои иконоборческие наблюдения о физической и химической невозможности работы нацистских газовых камер. Этот поступок остаётся запечатлённым в мозгу тех, кто не может забыть и не может простить. Что ж, ради бога! Но должен же ведь быть предел угодничеству!

Жан-Кристоф Миттеран усмотрел в "Ле монде" "эхокамеру[...] определённого еврейского лобби"[11]. Это лобби давит на наши барабанные перепонки своей лживой пропагандой, своими выдумками индустрии "холокоста", своей продукцией бизнеса шоа. Для "Ле монда" настало время перестать быть его "эхокамерой".

С моей стороны, я нахожусь в ожидании рецензии (которую эта газета обязательно напишет!) работы, представляющей одно из самых отталкивающих творений, когда-либо произведённой пропагандой холокоста. Это книга, выбранная французским министром образования Джеком Лангом (Jack Lang) для обязательного изучения по предмету шоа детьми Франции, начиная с третьего года средней школы. Данная книга, состряпанная Стефаном Брухфельдом (Stephane Bruchfeld) и Полем Левином (Paul Levine), будет выпущена издательством "Рамзей" (Ramsay) под названием "Dites-le a vos enfants" ("Расскажите это вашим детям!").

После её выхода я напишу своё мнение об этой книге и о её рецензии в "Ле монде".

Важное примечание. В номере от 29 сентября 2000 года "Ле монд" напечатала, в рубрике Филип-Жана Катинши (Philippe-Jean Catinchi), краткую рецензию книги Жан-Мишеля Блэзо (Jean-Michel Blaizeau) "Les Jeux defigures de Berlin" ("Испорченные Берлинские игры"). В этом отчёте приводится цитата из книги, согласно которой Олимпиада 1936 года запомнилась "яростью Гитлера, который отказался пожать руку Джесси Оуэнсу". Нет ни малейшего намёка на то, что это является обычным мифом.

Примечания

[1] "Bleu, blanc, noir", December 3, 1991, p. 34.

[2] J.-P. Rudin, "Nice-Matin", April 4, 1980.

[3] "Olympia 1936, Die Olympischen Spiele 1936 in Berlin und Garmisch-Partenkirchen", 2 vol., 1936, 292 pp.

[4] Eliahu Ben Elissar, "La Diplomatie du IIIe Reich et les juifs", Paris, Christian Bourgois, 1981, I, p. 164.

[5] "Journal", I, Paris, Seuil, 2000, p. 286.

[6] Там же, p. 438.

[7] Austin, University of Texas Press, 1985.

[8] См. Jehuda Reinharz, "Living with Antisemitism", University Press of New England, Hanover, New Hampshire, 1987, pp. 367-379.

[9] Paris, Facta, 1995.

[10] G. Frey (ed.), "Vorsicht Falschung!", Munich, FZ-Verlag, 1994, p. 119.

[11] "Liberation", 30 August 1999, p. 15.


Домой Библиотека Связь

Количество посещений