Домой Библиотека Связь

Печальная ошибка здравого смысла

Гелий Салахутдинов

Об авторе. Гелий Малькович Салахутдинов - кандидат технических наук, старший научный сотрудник Института истории естествознания и техники РАН.

Есть такая наука: история техники. В 1937-м ее репрессировали, Институт истории науки и техники закрыли, его директора, академика Николая Бухарина, и еще нескольких человек расстреляли, многие сотрудники Бухарина получили длительные сроки сталинских лагерей. Мощные идеологические потенции этой науки не позволили ей, однако, долго оставаться невостребованной. Уже в 1944 г. по прямому указанию Сталина Институт истории науки и техники вновь был открыт и перед ним была поставлена задача о решительной борьбе с "раболепием и низкопоклонством перед заграницей", об отстаивании приоритетов отечественных ученых и инженеров.

Поскольку приоритетов особых у россиян не было, историки для решения этой задачи начали фальсифицировать представления об объективной реальности, рисуя положение дел таким образом, будто вся техника развивалась в результате усилий только отечественных специалистов. За это мифотворчество так называемые ученые получали свои ученые степени и звания, становились лауреатами сталинских премий и даже избирались в члены АН СССР.

Сложнейшие и весьма трудоемкие исторические изыскания показали, например, что Константин Эдуардович Циолковский не был ученым и изобретателем в общепринятом смысле слова: за результаты научных исследований он выдавал свои фантазии. Многие, видимо, удивятся, если узнают, что предложение о полете на ракете в космос стало известно еще в 1649 г. после выхода в свет романа Сирано де Бержерака "Путешествие на Луну". Формула, носящая ныне имя Циолковского, на самом деле была получена другим нашим соотечественником И.В. Мещерским на шесть лет раньше "основоположника космонавтики". Можно продолжать этот список, его хватило бы на внушительную книгу. Исследователи жизни Константина Эдуардовича упрямо возносят "калужского мечтателя" на вершины науки вопреки всякому здравому смыслу, требованиям самой научности.

Историки из Российского авиационно-космического агентства при поддержке своих коллег из Российской академии наук, не стесняясь в методах, всячески превозносят достижения отечественной космонавтики, с тем чтобы представить ее в глазах общества передовой отраслью промышленности, на развитие которой не грех направлять все новые и новые средства из жалкого российского бюджета. Они утверждают, например, что уровень работы ракетчиков в СССР в 30-е годы был столь высок, что немецкая ФАУ-2 в их глазах выглядела "устаревшей конструкцией". На самом деле этот уровень так же, как и в США, был примитивен.

Запуск первого в мире спутника преподносится ими как свидетельство неоспоримого нашего научно-технического превосходства над США. Они, в частности, пишут: "Историки, публицисты и политики всего мира изучали, изучают и, наверное, всегда будут глубоко и тщательно изучать феномен открытия космической эры, теряясь в догадках по поводу причин того, почему первооткрывателем космоса стал далеко не самый богатый и преуспевающий русский народ".

Этим специалистам "всего мира", конечно, следует посочувствовать, поскольку они изучают то, что давно известно всем: СССР запустил спутник первым потому, что с ним никто всерьез и не соревновался. В период с 1946 по 1957 г. американцы 7 лет (!) не разрабатывали ракет с дальностью полета больше, чем у ФАУ-2. Но и в этих условиях эта наша победа была просто исторической случайностью, поскольку Вернер фон Браун, если бы ему разрешили, смог бы запустить свой спутник раньше нас - летом 1957-го (даже раньше – в сентябре 1956-го – П.Х.). Правда, в истории всегда несостоятельны рассуждения по схеме: что было бы, если бы того, что было, не было.

Историки старательно обходят серьезнейшие провалы в развитии космонавтики: советскую лунную программу, создание никому не нужной системы "Энергия-Буран", осуществление бессмысленных полетов на орбитальных станциях. Американцы в 1988 г. подсчитали, что если бы они выполняли нашу космическую программу, то они затрачивали бы 30 млрд. долл. в год, то есть больше, чем все страны мира вместе взятые. С отдачей, конечно, дело обстояло хуже. Один американский космический автомат "Вояджер-2" принес больше научной информации, чем все пилотируемые полеты вместе взятые.

СССР первым запустил спутник и получил много и других приоритетов: то запустили в космос женщину, то сразу трех космонавтов, правда, в одноместном корабле и без средств спасения. А навигационные, связные, метеорологические спутники оказались родом из Америки - вот об этом стараются не вспоминать.

Особенно активно историки муссируют фантазию Циолковского о расселении человечества по Вселенной, имеющую большую привлекательность для Российского авиационно-космического агентства, поскольку безудержная эскалация своего присутствия в космосе требует освоения бесконечно больших средств. Однако для решения подобного рода задач нынешние методы передвижения в космосе непригодны. Для того чтобы на самом современном топливе долететь до центра Вселенной, нужна ракета величиной с Солнце, а гипотетические вида топлива уменьшают ее размеры «всего лишь» до размеров Луны. ...

С другой стороны, нет таких космических задач, которые нельзя было бы решить с помощью автоматов, что дешевле и эффективнее. Но тогда зачем нужна вообще пилотируемая космонавтика с ее героическими полетами на орбитальных станциях и экспедициями на Луну или на Марс? Разве что в качестве дорогостоящих шоу?

Выдающийся физик XX в. Нильс Бор как-то заметил, что пилотируемая космонавтика - "...несомненное торжество человеческого интеллекта и печальная ошибка здравого смысла". Вот эту-то ошибку и стараются спрятать от общества историки космонавтики, оставив на поверхности лишь торжество интеллекта.

Салахутдинов Г.М.

«Независимая газета», 18 октября 2000 г.


Источник: Astronaut.Ru


Домой Библиотека Связь

Количество посещений