Домой Библиотека Связь

Алексей Широпаев. Стихи

Весна священная

Над Москвой - грозовое раздолье.
Оживают и люди, и зелень.
День такой - день рожденья Адольфа.
Это значит - на небе веселье.

Загремели небесные струны,
Продолжаясь потоками ливня.
Неразбавленным басом Перуна
Отзывается Фюрера Имя.

Фюрер с нами - ни черные кости,
Ни убогий продукт Голливуда.
Он - в разрядах энергии воздух,
Что младенчески ясен, как Будда.

Он - дыхание пашни весенней,
Торжествующим небом омытой.
Он - зенит с Коловратом Спасенья
И ликующий рев "мессершмитта".

На Москву обвалилась потопом
И крещеньем языческим Шпрее -
С гор летучих воздушной Европы,
С пиков облачной Гипербореи.

Бьет Зевес в золотую эгиду,
Не давая дешевых гарантий.
Это имя спартанское - Гитлер -
Оживает под солнцем, как антик.

Фюрер с нами! В сиянии нимба,
Содрогающий кровли и плацы,
Солнцеликий посланец Олимпа,
Пробудивший мистерию Расы.

Фюрер жив! Колесо Гелиоса,
Как цунами, сомнет паранойю.
Нет, не стаи гусей из Лаоса -
Возвращаются души героев.

Пусть осталась зыбучая горстца
От знамен, легионов и стали -
Мир дорический грома и солнца
Из горячего праха восстанет.

(c) Алексей Широпаев, 2001


Наше завтра

Я люблю горизонты окраин
В пелене ядовитых дымов.
Там вздымается почва буграми,
Там встают вертикали домов.

Там в панели, как в северный берег,
Бьется ветер, взметающий хлам...
Территория новых империй
Начинается там.

Завтра примут джинсовые дети
И труда, и оружия груз.
И шагнет в эту даль, в этот ветер,
Раса новая, новая Русь.

Здравствуй, наше суровое счастье,
Сталь простора, крутой небосклон!
Катакомбные символы свастик
Освящают железобетон.

(c) Алексей Широпаев


Знаменосец

Я - Парсифаль последнего Царя.
И на моем сверкающем металле -
Не ведаю - закат или заря
Рисует огневеющие дали.

Вздымаю знамя из последних сил.
На нем пылает имя: Михаил.

Там, впереди, лучи Последней Битвы,
Последний цвет скудеющей земли...
Кромешный Унгерн, светозарный Гитлер
К тебе, мой Царь, полки свои вели.

Злата хоругвь. А свастика - черна.
Царицею начертана она.

(c) Алексей Широпаев


Мы

Нет, не теплая почва, нет!
Сквозь гремящих тоннелей кольца,
Сквозь холодный фонарный свет
Мы придем к тебе, наше Солнце!

Нет, не праведны, не чисты,
Мы несем в ураган распада
Гамматические кресты -
Злые почвенники асфальта.

Наши плечи - металл и хром.
Обескровлены лбы и губы.
Шага нашего дышит гром
В подземельях, где смрад и трубы.

Всюду город таит наш след.
Обжигая бетон и пластик,
Как царапины от комет
Возникают зигзаги свастик.

Час придет - воздаянья час!
И покинет угрюмый бункер
Сын реликтовых теплотрасс,
Мегаполиса новый Унгерн!

А сегодня в ночах промзон,
Голодая, скитаясь, зрея,
Видим северный горизонт,
Видим Солнце Гипербореи.

(c) Алексей Широпаев


Взрыв

Спали, плодились, ели,
смотрели опять сериал...
Но вот распахнулись панели
в безумие, серу, металл.

И, будто падая с берега,
вы пережили сполна
все, что испила Империя,
когда оползала она.

Остались за кадром рецепты
солений и яблок сбор...
Дьявол с кавказским акцентом
Москве зачитал приговор.

Сиротские домики дачные
и бабьего лета разлив...
Торчит арматура горячая,
хозяев навылет пронзив.

Как разных мавроди акции,
как ваучеры - дотла
рассыпались декорации
быта, уюта, тепла.

Спальный район расколотый.
Сна неизбывен грех.
Космическим тянет холодом
из бывших подъездов тех.

Строительными и малярными
работами не мельчи.
Жестко звезда Полярная
в пробоину льет лучи.

Не гримируй руины.
Встанут над ними скоро
светлые, как херувимы,
скальные, как поморы.

Ветхих людей каркасы
скопом идут в распад.
Новая будет Раса,
что не умеет спать.

(c) Алексей Широпаев,
10 сентября 1999 г.



Сон

1

Туман слепых атак
Потери застилает.
Мой дед берет Рейхстаг,
А внук в него стреляет.

Вихрастый навсегда,
Дед выступил из бездны.
На нем блестит звезда.
На мне же - крест железный.

Не слышен боя звук
Во сне или в астрале.
Бесшумно в деда внук
Стреляет и стреляет.

И деда, как вода,
Горючий дым покрыл...
Нас развела звезда,
А Крест не примирил.

2

...Давно ты умер, дед -
Простой и не идейный.
Но длится этот бред,
Но длится сновиденье.

Из плазмы кумача,
Из мраморного мрака
Дед бычится, крича,
И - на меня в атаку.

Но в чем моя вина?
Скажи, родная глина.
Мне, как и ты, родна
Теперь зола Берлина.

И длится эта боль:
Туман, огонь, Рейхстаг,
И бой, Последний бой
Пентакля и Креста.

(c) Алексей Широпаев


Полюс

Родины нет. Но осталась Прародина.
Там, за Мурманском, в ледовой дали,
Отчая пристань Великого Одина
Ждет наши блудные корабли.

И, за кормой оставляя Державу,
Мы, оттолкнувшись, взлетаем за край,
Где нас обнимет Полярным пожаром
Может быть - Север, может быть - Рай.

Вслед нам - останки распавшейся тверди,
В грудь нам - дыхание тверди иной...
К Норду стремленье - стремление к Смерти,
Или к Бессмертию, или Домой.

Сбросив остатки прижизненной пыли
Мы, бестелесные, ступим на снег.
Один промолвит: "Долго вы плыли.
Век завершен. Начинается Век".

В срок улетучится тьма ариманская.
Русью и заревом заплатив,
Мы припадем к пепелищу Мурманска,
Снова став ариями во плоти.

(c) Алексей Широпаев


Русь

1

Пылая стремлением к власти,
Ты волны дракарами рушил.
Вот кили исчадий клыкастых
Вползли на пологую сушу.

Сияла студеная воля
В очах беспощадных и синих.
Так Русь - открыватель и воин -
Ступил в березняк и осинник.

Повеяло топким болотом
И помесью пота и гари,
Холопом - потомком холопа
И глазом бессмысленно-карим.

Раб вышел, хребтину склонивши,
Согласный на вечные узы...
Вот так начиналось: склавины
Под властью железного Рyси.

2

О Русь - несгибаемый пастырь,
Блюститель Порядка и Меры.
Не пачкалась русская каста
О месиво чуди и мери.

Твой стяг, как натянутый парус,
Алел неослабно и жестко.
И Бог-златоусец как фаллос
Вставал над колонией плоской.

3

Возросший на протухшем мясе
Кровосмешенья, как пион,
Царьград - плавильщик антирасы,
Златая груда, Вавилон.

Оплот лукавого "спасенья",
Полусемит и полугрек,
Ты гниль свою струишь на север
По синим жилам наших рек.

Они ползут, твои шпионы,
И долгополы, и черны,
И с тяжким запахом пиона
Мешают запах череды.

Но Север весело и здраво
Взметнет грозою паруса.
И синей сталью Святослава
Блеснет Дуная полоса.

Потомок, бди! Опасность - с юга
Ползет упадничества гнусь.
Чтоб не сбылась "Россия-сука",
Стоит на страже воин Русь.

4

Но все сильней напор дурмана.
И кто-то шепчет вновь и вновь:
"Забудь купальские туманы,
И солнца жар, и в жилах кровь".

По малой капельке, по капле
Отрава выпита была.
Мечи, как фаллосы, ослабли
И разлетелись сокола.

И Златоусого, как зверя,
Петлей стащили, изловчась...
Еврей, хазарин, чудь и меря -
Все стали русью в тот же час.

Все исступленнее давленье
Громады Мирового Льда...
Как ночь без края, как затменье
К Руси придвинулась Орда.

5

Упал пораженный Евпатий,
Неся на броне коловрат.
Густые потоки Евразий,
Вскипая, уперлись в закат.

Косясь на глазенки косые,
Москва проползала на пузе
Все ближе и ближе к России,
Все дальше и дальше от Руси.

Купоны украдкою стригла,
Училась копировать хана,
В жару византийского тигля
Растила грядущего хама,

Пока кумачевой лавиной,
Руси выметая останки,
И меря, и чудь, и склавины
Не хлынули с визгом тальянки.

А белое русское имя
Взлетает, паря облаково,
И с розовых отмелей Крыма,
И с бурой травы Куликова.

6

Что делать? Жить ли? Гнить ли?
Кто уцелел, не трусь.
Простер десницу Гитлер -
Проснулся воин Русь.

Потоки кала с юга
Клокочут и шипят.
Но против Кали-юги
Воскресший Коловрат.

Смотри: на этом съезде,
Над заревом знамен,
Полудней перекрестье
Сдвигает ось времен.

Смотри: единство воли
И расовой души.
В СС воскресли вои
Олеговых дружин.

Смотри: народ орлино
Готовится к броску.
Сегодня Русь в Берлине,
С прицелом на Москву.

Зарницы. Лето. Эра
Глобальных перемен.
Склавины, чудь и меря
Бредут понуро в плен.

Пылит багряный зарев,
Мотоциклист безус.
Не любит комиссаров
В реглан одетый Русь.

Пшеничное раздолье.
Река. Ракиты. Гусь.
Навстречу с хлебом-солью
Выходит тоже Русь.

Какое это счастье:
Все мчаться на рассвет
И ставить знаки свастик
На каждый сельсовет!

Но метит, метит осень
Бескрайний Остервег.
Надлом Всемирной Оси.
Мелькает первый снег.

И стынет фронта линия,
Как птица на лету.
И танковые клинья
Вмерзают в пустоту.

И снова Кали-юга
Свое берет, берет.
И стелет каин Жуков
Линолеум штрафрот.

Достал цареву ферязь
Грузин, смеясь в усы...
Склавины, чудь и меря
Вошли в оплот Руси,

И роются оравой
В обугленных костях.
Так череп Святослава
Разглядывал степняк.

Рубахой из сатина
По праздникам тряси...
"За взятие Берлина?"
"За взятие Руси!"

7

Вы нас размочили де юрэ.
Де факто мы живы - любуйся!
Незыблемы Рюрик и Фюрер
В ряду воплощения Руси.

Построилась Русская каста.
Орда из тумана хрипит нам.
Но реет трезубец клыкастый -
Грядет Куликовская битва.

Туман проплывает клоками.
Уродливы контуры быдла.
Полны небеса соколами -
Грядет Куликовская битва.

Ордынцы - чернее проказы.
Мы снега белей и молитвы.
Надвинулась раса на расу -
Грядет Куликовская битва.

Пред нами - просторы победы.
Осталось пути прорубить нам.
Зовут острова и планеты -
Грядет Куликовская битва.

Построим дракар небывалый.
За далями синее видно.
Шелка истомились по шквалу -
Грядет Куликовская битва.

И меря, и чудь, и склавины,
Стальными ветрами, как бритвой,
Разодраны ваши холстины -
Грядет Куликовская битва.

С Отечества сходят туманом
Империи, Царства, Союзы -
Тем злей отражается прана
В щите синеглазого Руси,

Тем ярче трава Арьяварты,
Что так зелена неизбывно...
Грохочут мечи авангарда -
Грядет Куликовская битва.

(c) Алексей Широпаев, 2000 г.


Европа

Под бетоном дорог и баз,
Под бетоном плененных рек
Затаилась, как синий газ,
Ты, Европа, Четвертый Рейх.

Катастрофе который год,
Но земля продолжает спор,
Обнажая то хмурый дот,
То имперский свастичный пол.

И не спрятать горящих глаз,
И знаменам не спать в пыли,
Ибо свищет, как синий газ,
Небо Рейха из-под земли.

Разрывает оковы твердь,
Выпуская на волю высь...
Это небо - кому-то смерть,
А кому-то - навеки жизнь.

Мы вернем журавлиный клин,
Солнца пламень, грозы раскат...
Полной грудью вздохнет Берлин,
Полной грудью вздохнет Москва.

(c) Алексей Широпаев



Другие стихи и работы Алексея Широпаева можно прочесть здесь:
http://www.nationalism.org/shiropayev/main.htm


Домой Библиотека Связь

Количество посещений