Домой Библиотека Связь

Вредительское значение хирургической семьи Вишневских в советской хирургии

Проф. Серов Т.П.

Взято из пособия Серова Т.П. "Военно-полевая медицина для партизан и медицинский геноцид в СССР", 2006 год.


...Теперь, чтобы вы поняли весь смысл военно-полевой помощи и значение правильности лечения ран, я расскажу вам о вредительской деятельности главных хирургов СССР на протяжении почти всего советского времени - семьи Вишневских, отца, сына и внука - известной фамилии типичных советских криптоевреев.

Отец - основоположник советской хирургии - Александр Васильевич Вишневский до Москвы работал в Казани, с 1934 года в качестве директора Хирургии Центрального Института Усовершенствования Врачей, а затем директора Института Хирургии своего имени возглавлял советскую хирургию. Годы его жизни - 1874-1948. Академик Медицинских наук. В энциклопедии написано, что он разработал методы местной анестезии новокаином и внедрил в практику масляно-бальзамическую повязку - мазь Вишневского. Правильнее было бы сказать: несёт ответственность. Мазь Вишневского касается как раз ведения ран.

Теперь, узнав стадии заживления ран, вы сможете сами убедиться, какой результат будет от применения мази Вишневского.

Из каких составных частей состоит мазь Вишневского?

Мазь Вишневская очень вонючая и состоит из трёх частей: берёзового дёгтя, ксероформа и касторового масла.

Березовый дёготь чёрного цвета, им на Руси обрабатывали оси телег, сапоги для непромокаемости и лошадиные хомуты, чтобы те не трескались на морозе.

Ксероформ - это химическое вещество с некоторым дезинфицирующим действием. Химическое название ксероформа - Трибромфенолат висмута.

Касторовое масло - это масло с раздражающим влиянием на живую ткань, вследствие чего применяется в основном как слабительное.

Все эти составные части мази Вишневского очень дёшевы. Главное действие мази Вишневского, вследствие наличия дёгтя и касторового масла, - согревающее, предотвращающее доступ кислорода, типа компресса, и, следовательно, способствующее возникновению воспаления и, в частности, анаэробного воспаления.

Ксероформ обладает некоторым дезинфицирующим действием, для того чтобы не бросалось в глаза, что раны в СССР мажут одним дёгтем и слабительным.

Зная стадии заживления ран, вы можете себе представить, что мазь Вишневского эффективно перекрывает доступ кислорода к ране и способствует возникновению анаэробной инфекции. А для раны, повторю, самое главное - это дыхание; жирные же мази перекрывают ранам кислород, эффективно выключая клеточное дыхание, и поэтому применяться не должны, в том числе и дёгтево-слабительная мазь Вишневского. Потому что, если наложить согревающую дёгтево-слабительную мазь Вишневского на загрязнённую огнестрельную рану, то это будет гарантией гангрены, поскольку масляная основа мази лишает рану кислорода и обеспечивает наилучшие условия для развития анаэробной, бескислородной, гангренной инфекции.

Когда старик Вишневский умер, его мазь стали применять для усиления воспаления, потому что всем было очевидно, что от неё один вред. А именно, мазь Вишневского стали применять для созревания гнойных фурункулов. Это само по себе было показательным изменением применения мази Вишневского.

Фурункул - это гнойник, находящийся внутри кожи. Фурункул надёжно ограничен толщей кожи от подкожной клетчатки, и поэтому фурункулы - это всегда местные, внутрикожные гнойники, которые никогда не переходят в распространяющиеся гнойные флегмоны.

При фурункулах можно применять согревающие мази, так как ввиду анатомического расположения фурункула внутри кожи мы не боимся распространения гнойного процесса.

Применение мази Вишневского при фурункулах даёт согревающий эффект и так называемый эффект "созревания", то есть быстрого нагнаивания фурункула. А поскольку фурункул быстрее нагнаивается, то он быстрее и выгнаивается, то есть совсем проходит, так как фурункул никогда не переходит в распространённый гнойный процесс. Поэтому применение согревающей мази Вишневского при фурункулах приводит к быстрейшему нагнаиванию, выгнаиванию и выздоровлению от внутрикожного гнойника. Для созревания фурункулов - с таким же эффектом, как и мазь Вишневского - применяют такую же по действию согревающую ихтиоловую мазь - продукт перегонки сланцевой смолы.

Академик Вишневский был деспотом в советской медицине. Его боялись как огня, знали, что он любит, чтобы применяли только его методы, и поэтому во время его жизни и долгое время после, при его сыне, и особенно в течение Великой Отечественной Войны мазь Вишневского накладывали на раны на всех периодах раневого процесса, в том числе и в первом, и во втором острых периодах раневого процесса. В советских военных госпиталях на все раны сразу же, при первичной очистке и обработке раны, наносили мазь Вишневского. Поэтому часто ранения советских солдат заканчивались гангреной. Вы все прекрасно знаете, что возвращение советского солдата в часть - это мало отмечаемое событие в советской художественной и мемуарной литературе. Тогда как гангрена - это часто встречающееся слово в советской военной художественной и мемуарной литературе. Не помните знаменитую "Балладу о гангрене" в романе классиков еврейского чёрного юмора Ильфа и Петрова - "Двенадцать стульев"?

Немцам было достаточно только попасть в советского солдата, ранить его - затем его добивала мазь Вишневского и остальные "примочки" медицинского лечения раненых в советской медицине.

В ту же самую войну, однако, у американцев случаев гангрены и в помине не было, и это слово не встречается в американских военных мемуарах. Секрет простой - американцы никогда не лечили раны согревающими мазями типа мази Вишневского, и им никогда не приходило в голову экспортировать у русских союзников эту "чудесную", слабительно-дёгтевую, мазь, ложно называвшуюся в советской литературе "бальзамом Вишневского". Американцы вообще никогда не пользовались никакими мазями - только хирургическая обработка, очистка, промывание раны антисептиком, широкое иссечение мёртвых тканей, антибиотики и всё. Этот подход обеспечивал 96% излечения против почти 90% смертельных исходов в "выдающейся советской хирургии", где "самоотверженно" работали такие выдающиеся хирурги, как отец и сын Вишневские и их подельники. В американской же военно-полевой медицине гнойные осложнения чрезвычайно редки, и никогда не были проблемой.

До войны академик А.В. Вишневский стеной встал на пути применения антибиотиков, дефицит которых остро ощущался ещё в 80-х годах, потому что всем было известно, что советской медицине не нужны никакие антибиотики, раз у неё есть такая замечательная мазь Вишневского! Сколько раненых на войне погибло от такого волюнтаризма? И кто опять в этом был виноват? Опять Сталин? Почему во Второй Мировой Войне количество погибших американских солдат равно 400 тысячам человек, а количество погибших советских солдат - 11 миллионам? Только без демагогических объяснений. Поскольку на самом деле советская и американская армии были приблизительно равны по величине, а по длительности воевали то же самое время. Американская армия воевала с 8 декабря 1941 года по сентябрь 1945 и воевала не с кем-нибудь, а, как мы теперь знаем, с камикадзе и чёрными поясами по карате.

Семья Вишневских и их сподвижники-подельники были, в полном смысле этого слова, холокостом для советских людей. Их фамилия ассоциируется с медицинским геноцидом советского народа. Жизнь миллионов советских раненых во время Великой Отечественной войны и в послевоенное время - это результат вредительской деятельности криптоеврея Александра Васильевича Вишневского и его подельников. Сомнительно, что только гоев они мазали своим "бальзамом Вишневского", но, как говорится, "коли такая пьянка пошла - режь последний огурец", "бьёшь гоев - не щади и евреев".

Только к шестидесятым годам советские хирурги смогли без оглядки отказываться от применения мази Вишневского в остром периоде ведения ран.

Но эпидемия гангрены, вызываемая мазью Вишневского, была не единственным видом саботажа, который развернул врач-вредитель Александр Васильевич Вишневский.

Другим видом саботажа и скрытым методом массового геноцида, нанёсшего огромный урон не только бойцам советской армии, но и всему советскому народу, был полный запрет на применение общего наркоза в советской медицине и военно-полевой хирургии.

Приблизительно с начала тридцатых годов академик Вишневский ввёл в практику тотальное применение местного обезболивания новокаином и в связи с этим вообще запретил применение общего наркоза в хирургии СССР, провозгласив, что его метод местных новокаиновых уколов - лучший наркоз в мире. В течение последующих 30 лет все операции в СССР будут производиться только под местной анестезией, независимо от тяжести операции.

Применение местного обезболивания для местных операций типа вскрытия фурункула, вправления вывиха или вырывания зуба - это вполне нормально. Однако академик Вишневский заставил всю советскую медицину производить под местной анестезией и тяжёлые полостные операции типа удаления желудка, лёгкого, трепанации черепа. Все ампутации конечностей и полостные операции по поводу проникающих ранений грудной и брюшной полости во время войны шли в лучшем случае под местной анестезией новокаином, а то и вообще, как мрачно шутили люди, "под крикаином". Многие раненые умирали от болевого шока.

В это время в американской медицине применение общего наркоза достигло совершенства, и раненые ничего не чувствовали во время операций и не умирали от болевого шока, как советские раненые.

Учась в медицинском институте, автор этих строк слышал доподлинную историю от преподавателя по анестезиологии, о котором я ещё упомяну позднее, что в конце 50-х годов во время первой американской выставки в Москве находилась с визитом делегация американских врачей. Американцы провели несколько показательных операций. В ответ на это советские хирурги, которые тогда находились под руководством Александра Александровича Вишневского (сына), показали "высокую степень развития советской хирургии", продемонстрировав американцам удаление лёгкого под местной анестезией, то есть у пациента, находящегося в полном и ясном сознании. Посмотрев на это, американские хирурги выразили своё нескрываемое восхищение. Они сказали: "Только настоящий коммунист может выдержать такую операцию под местной анестезией! Брависсимо и Виват мужеству пациента!"

Только с начала 60-х годов общий наркоз стал потихоньку возвращаться в советскую клиническую практику.

Сын хирурга-вредителя Александра Васильевича Вишневского - Александр Александрович Вишневский (1906-1975) был главным хирургом СССР со смерти отца, то есть с 1948 года до 1975 года, и все эти годы над советской хирургией продолжала довлеть практика засилья мази Вишневского и местной анестезии.

Вот официальная справка о А.А Вишневском (сыне) из интернета:

Вишневский Александр Александрович [11 (24). 5. 1906, Казань, - 19. 11. 1975, Москва], советский хирург, генерал-полковник медицинской службы (1963), академик АМН СССР (1957), Герой Социалистического Труда (1966). В Советской Армии в 1931-1933, 1939-40 и с 1941. Окончил медицинский факультет Казанского университета (1929), преподавал сначала в нём, а в 1931-33 в Военно-медицинской академии РККА, затем на научной и клинической работе. С 1939 возглавлял хирургическое отделение Всесоюзного института экспериментальной медицины. Во время боёв на р. Халхин-Гол в 1939 хирург-консультант 1-й армейской группы. В период Великой Отечественной войны армейский хирург, главный хирург ряда фронтов. Разработал и внедрил эффективные методы лечения огнестрельных ран. После войны главный хирург Приморского ВО, затем МВО. С 1948 директор Института хирургии им. А. В. Вишневского, одновременно с 1956 главный хирург МО СССР. В 1953 впервые в мире В. произвёл операцию на сердце под местной анестезией, а в 1957 - успешную операцию на "открытом сердце" с применением отечеств. аппарата искусств, кровообращения. Занимался лечением ожогов, дистанционной диагностикой и прогнозированием с применением ЭВМ. Автор более 200 трудов. Ленинская премия (1960), Государственная премия СССР (1970). Лауреат Международной премии им. Р. Лериша (1955). Председатель Всероссийского общества хирургов, член Международной ассоциации хирургов, почётный член многих советских и зарубежных научных хирургических и медицинских обществ. В. награждён 3 орденами Ленина, 4 орденами Красного Знамени, 2 орденами Отечественной войны 1-й ст., 2 орденами Красной Звезды, орденом "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР" 3-й ст., медалями, а также иностранными орденами.

Как видите, иностранные коллеги по достоинству оценили вредительскую деятельность Вишневского. С 1948 года, со смерти отца, и по 1975 год, год своей смерти, на протяжении 30 лет в советской хирургии безраздельно царил А.А Вишневский. Обратите внимание: в официальном послужном списке говорится, что он даже операции на сердце делал под местной анестезией. Это откровенный садизм. Что стало с больным? Да что больной?! Зато в энциклопедии теперь пишут: "В 1953 впервые в мире В. произвёл операцию на сердце под местной анестезией", то есть на пациенте, находящемся в ясном сознании. Это всё равно, что делать четвертование под местной анестезией. Все ли его пациенты были гоями?

...Но и это тоже был не единственный вид саботажа и скрытого геноцида, который был введён отцом и сыном Вишневскими в практику советской не только военно-полевой, но и вообще хирургии, и который отправил на тот свет ещё более пациентов, чем первые два, поскольку этот вид саботажа продолжается в России по сей день.

Речь идёт о хирургических операциях при хирургических заболеваниях брюшной полости. Вы быстро поймёте, в чём дело.

Опаснейшим осложнением операций на брюшной полости является разлитой гнойный перитонит. Почему он опасен? Потому что общая площадь слизистой оболочки брюшной полости, покрывающей 12 метров кишок, равна площади небольшой жилой комнаты. Поэтому если гнойный процесс разливается по всей огромной площади брюшной полости, то это конец. При всех процессах в брюшной полости организм в первую очередь стремиться ограничить воспаление в брюшной полости только небольшим участком. Организм это делает, выделяя при воспалении какого-либо участка брюшной полости вещество, называемое фибрином, которое герметически отгораживает воспалённый участок брюшной полости, не давая воспалению разлиться по брюшной полости.

В США все операции на брюшной полости сопровождаются сильной предоперационной подготовкой антибиотиками. Антибиотики даются за пару дней до операции как внутримышечно, так и в виде таблеток, чтобы дезинфицировать содержимое кишечника. Кроме того, перед операцией пациенту дают выпить четыре литра специального гипертонического солевого раствора под названием "Гоулайтли" и делают очистительные растворы, чтобы полностью очистить кишечник сверху донизу. В США операции на брюшной полости всегда заканчивались и заканчиваются зашиванием наглухо, при этом никаких трубок в животе не оставляют и, тем более, ничего через дырки в животе в живот не льют. Работая во многих госпиталях США, я никогда не видел разлитого гнойного перитонита, которым в СССР и России заканчиваются не только аппендициты, но и, как это ни кажется невероятным, трепанации черепа. В хирургии США разлитой перитонит чрезвычайно редок. Я, лично работая в нескольких американских госпиталях, никогда даже и не слышал о таком осложнении. В СССР, а также в теперешних России и Украине разлитой гнойный перитонит - это бич, от которого умерли по меньшей мере десятки миллионов хирургических пациентов. Этот геноцид населения продолжается до сих пор. Методика медицинского геноцида населения путём развития гнойного перитонита была разработана ещё под руководством Александра Васильевича Вишневского его учениками, включая его сына Александра Александровича Вишневского и профессора-еврея Шлапоберского Василия Яковлевича, автора монографии "Острые гнойные перитониты" (Медгиз, 1958 год).

Ими была разработана методика операций на брюшной полости, которые они заканчивают оставлением в брюшной полости резиновых трубок. Они оставляют около 12 трубок (это у них называется "сделать ёжика"), по которым в брюшную полость подаётся стерильный водный раствор, который вымывает весь фибрин из брюшной полости, эффективно превращая любое местное воспаление брюшной полости в разлитой гнойный перитонит.

Автор этих строк, работая в конце 70-х и в 80-х годах в хирургических клиниках города Москвы, собственными глазами наблюдал этот геноцид в "прогрессе". Возразить еврейскому медицинскому начальству было нельзя, ведь они были начальством, они были "экспертами". Все главные хирурги того времени, а именно министр здравоохранения Петровский и главный хирург Четвёртого Управления Маят, были евреями, и, похоже, вполне осознанно "крышевали" ведение операций на брюшном полости именно вредительскими способами. Сколько раз я замечал, что лечение и других клинических состояний в СССР осуществлялось методами, которые обязательно давали наихудшие результаты. Когда я попал в США и ознакомился с методами, применяемыми там, я был просто ошеломлён: почему там всё )лечение, операции) делаются по уму, а в СССР всё делается в худшем виде? Я ещё более не мог этого понять потому, что и в СССР, и в США врачами и хирургами на 90 процентов были советские и, соответственно, американские евреи. Почему одни и те же евреи в США делали всё толково, а в СССР - в наихудшем виде?

И я не могу найти другого объяснения, кроме того, что в США они за всё берут бешеные деньги, и им нет нужды саботировать свои результаты, в то время как в СССР медицина была бесплатной, и эта бесплатность евреев так бесила, что они саботировали всю бесплатную медицину, как только могли. Бесплатная медицина противоречила еврейскому естеству.

Скажу объективно, не все советские еврейские врачи занимались саботажем бесплатной медицины, были и честные труженики, которых коробило происходящее. Но и они не могли понять причин явного саботажа медицинской помощи в СССР. Но те из евреев, кто сам не занимался скрытым вредительством, никак не могли этому саботажу препятствовать, и им ничего не оставалось делать, кроме как сотрудничать с вредителями, что, собственно говоря, продолжается и сейчас. Высшая политика в советской медицине всегда осуществлялась именно еврейскими врачами-вредителями, которые были, есть и будут всегда, потому что мародёрство - это наиболее эффективный метод получения прибыли: взять с больного человека - взять с умершего, взять с трупа.

И это опять-таки не весь перечень "услуг", оказанных семьёй Вишневских советскому народу и военно-полевой хирургии. Ещё до войны работами английского физиолога Уолтера Кэннона было обосновано и внедрено на Западе лечение кровопотери и травматического шока внутривенным переливанием слабо подсоленного водного раствора, называемого "физиологическим раствором". До сих пор этот "физиологический раствор" или его модификация под названием "раствор Рингера" является наиболее эффективным раствором, который и сейчас вводится в клиниках США в 99% случаев всего того, что вводится внутривенно. Уже во время Второй мировой войны американцы всегда имели под рукой физиологический раствор и одноразовые стерильные системы для внутривенного переливания физиологического раствора, который по себестоимости не дороже обычной воды. За исключением разве что смертельных кровотечений, практически все американские раненые были спасены. Совсем не то было в СССР. Александр Васильевич Вишневский эффективно заблокировал применение физиологического раствора в Советской Армии и медицине - таким образом, что ещё в 80-х годах ХХ века, через сорок лет после войны, одноразовые стерильные системы для внутривенного вливания в СССР, в основном, отсутствовали. Что же касается Отечественной войны, то вследствие отсутствия одноразовых систем для переливания физиологического раствора (которые уже тогда, даже при небольшой кровопотере, обязательно применялись американцами) большинство советских бойцов умирало ещё до попадания в госпиталь. А те раненые, которые всё-таки доживали до советского госпиталя, имели мало шансов пережить в нём "лечение". Даже по фильмам о Великой Отечественной войне вы можете вспомнить, что никакие капельницы во время войны в советской медицине не применялись. В США же капельницы были стандартом лечения ещё в 30-е годы, и в приложении я вам покажу соответствующие документы.

А вот данные с американского сайта "Военные медики Второй Мировой" ("Combat Medics WWII")": "Во время Гражданской войны в США (середина XIX века) смертность среди раненых в госпиталях составляла 50%, в Первой мировой войне - 8%, а во Второй мировой войне - 4%"[1].

В книге американца Артуро Кастильони "История медицины" (Arturo Castiglioni, A History of medicine, New York 1947) в разделе "Военная медицина" на странице 1079 про американских раненых говорится следующее: "Из каждых 100 раненых выживали 97, а 70 возвращались в свою часть к прежним обязанностям. Этот отличный результат был достигнут благодаря повсеместному введению в практику как можно раннего внутривенного переливания физиологического раствора и крови, давящих повязок при ожогах, широкого иссечения некротических тканей при первичной хирургической обработки ран, ранней дачей антибиотиков: пенициллина и сульфаниламидных препаратов, применению рентгена в полевых госпиталях, нередко - прямо за полем боя, а также практике быстрой эвакуации, нередко - самолётом. Из самого тяжёлого контингента (раненых в живот) удавалось спасти 75% раненых с открытыми ранениями брюшной полости, в то время как ещё в Первой мировой удавалось спасти меньше половины. Раны головы и груди также показали соответствующее уменьшение смертности со времён Первой мировой (по Кирку - от 15% до 50%). Пересечённые нервы после быстрого сшивания заживали в подавляющем большинстве случаев без всякого нарушения функции. Отрывы половых органов от мин-ловушек были новым видом травм. Большим контингентом раненых были ожоговые раненые и раненные от взрывной волны. Много внимания уделялось физиотерапевтической реабилитации раненых. Специалисты по ортопедии (восстановлению функций конечностей) находились во всех госпиталях. Что касается бича Первой мировой войны - "контузии" (то есть психического или "боевого" шока), проявляющейся на поле боя психическим состоянием, близким к сумасшествию, то её серьёзные последствия предотвращались психотерапией в полунаркотизированном состоянии - таким образом, что большинство контуженных, то есть находящихся в состоянии психического шока, быстро возвращалось к активной службе. Военно-медицинская служба американской армии включала 50 тысяч врачей, 90 тысяч медсестёр и медбратов и порядка 400 тысяч санитаров-добровольцев. Каждый солдат имел с собой индивидуальный экстренный пакет, в котором находились: сухой паёк, пачка сульфаниламида (антибиотик), шприц с морфием (обезболивающий наркотик)... Особенно показательной была статистика Английской военно-медицинской службы во Второй мировой войне, которая показала снижение смертности и физических дефектов по сравнению с Первой мировой войной от 12 до 60% в зависимости от характера ранений".

В вышеприведённом абзаце просуммирована вся суть военно-полевого лечения раненых, которая даже сейчас не находится в России на том уровне, на котором она находилась в американской армии ещё во время Второй мировой. А теперь сравним официальные цифры потерь в армии США и армии СССР.

Но прежде я хочу задать всем интересующимся той войной один-единственный вопрос: почему советские и американские войска, разгромившие врага и встретившиеся на Эльбе, воевали две разные войны? США воевали Вторую Мировую Войну, а СССР - Великую Отечественную? Получается, что кто-то очень сильно не хотел акцентировать тот факт, что СССР был союзником США и Англии и ударной силой американской коалиции на Восточном фронте - точно так же, как сейчас Украина, Польша и Болгария являются частью американской коалиции в агрессии против Ирака и Афганистана.

Официальная цифра потерь американской армии с 1941 года по 2 сентября 1945 года. Энциклопедия Википедия приводит по США такие цифры: 16 миллионов американцев было призвано в армию и около 400 тысяч погибло[2].

А сколько потерь в Советской Армии? В энциклопедии Википедия приводятся следующие цифры: из 23 миллионов жертв в СССР свыше 12 миллионов были гражданскими лицами. Но, таким образом, у нас остаётся 11 миллионов погибших советских солдат и офицеров Советской армии[3].

Такое расхождение в потерях двух приблизительно одинаковых по численности армий за приблизительно одинаковое время боевых действий - в 22 раза - не укладывается ни в какие резонные объяснения. И не надо списывать огромное расхождение в потерях (более чем в 22 раза) на каких-то немецких снайперов, на превосходство немецкого оружия или на мифические, пропагандистские "зверства немецко-фашистских оккупантов" на территории страны. Если мы отбросим пропагандистские случаи, то точные данные покажут, что немцы не воевали с гражданским населением СССР. Оставим болтовню неспециалистам. Не надо также повторять ту чушь, что американцы якобы воевали только с 1944 года. Это ложь. США официально вступили в войну 8 декабря 1941 года, и первые два года американские войска вели ожесточённые кровопролитные бои с японцами, а в Европе они высадились ещё в 1943 году в Италии. С таким же успехом можно обвинить СССР в том, что до 1945 года он не открывал на Востоке второй фронт с Японией. Американцы воевали до сентября 1945 года. У американцев тоже были свои осложнения с японцами - вспомните, хотя бы, знаменитые и эффективные японские "камикадзе". Оставим все пропагандистские трюки для демагогов. По прошествии стольких лет мы уже можем и даже должны анализировать цифры беспристрастно. При этом именно англо-американские войска выполняли особенно уязвимую и опасную в плане потерь операцию высадки с моря на французском побережье, когда существовала опасность того, что их всех перебьют ещё при высадке. И только предательство собственных генералов Гитлера позволило англо-американцам высадиться во Франции. Если бы был введён в действие план генерала Роммеля (массированная атака на англо-американские войска во время их высадки), а не предательский план генерал-изменника Герда фон Рундштедта (окапываться вдалеке от берега), то англо-американские войска были бы уничтожены ещё в море[4].

Так почему за одно и то же время, с 1941 по 1945 год, потери американской армии равны 400 тысячам, а советской армии - 11 миллионам человек?

А теперь, чтобы вы действительно изумились, я приведу вам цифры из учебника военно-полевой хирургии генерала медицинской службы, главного хирурга нескольких фронтов, еврея Еланского Николая Николаевича: "Исключительная тяжесть поражений, вызывающая смертельный исход на поле боя в среднем в 20% случаев на общее число раненых - так называемые "безвозвратные потери" - и на последующих этапах из числа так называемых "санитарных потерь" при некоторых видах ранений до 60-70% случаев"[5].

Таким образом, советский процент потери раненых был такой: 20% раненых умирало прямо на поле боя. Затем их транспортировали, и в дальнейшем умирало ещё 60-70% раненых, что составляет 80-90% всех раненых. Даже если истолковать цифры Еланского в том смысле, что это всего умирало 60-70%, то и это всё равно, как видно из вышеприведённых цифр, превышает процент потерь американских раненых ещё в период их Гражданской войны в середине XIX века. Правильно, это ведь была середина XIX века - время, когда в медицине вообще отсутствовали такие понятия, как стерилизация и стерильность в хирургии. То есть применение мази Вишневского и другие "выдающиеся методы" "самоотверженных" советских убийц в белых халатах оказывало эффект ещё более худший, чем отсутствие стерилизации и стерильности в хирургии девятнадцатого века.

Чтобы закамуфлировать очевидный саботаж, после войны в СССР был выпущен огромный оправдательный "труд" - "Опыт советской медицины во время Великой отечественной войны", аж в 35 томах. Эти 35 томов представляют собой список особенно показательных случаев, историй болезни отдельных раненых и длинные разглагольствования об организации разворачивания военных госпиталей, но отнюдь не о том, как правильно нужно оказывать медицинскую помощь. Это огромное собрание томов имело одну, точнее две, цели: свидетельствовать об "огромных достижениях советской медицины в годы Великой Отечественной войны" и прикрыть те преступления, тот геноцид, который был совершён в отношении советских раненых еврейским медицинским руководством советской военной медицины.

Обратите внимание, что книга еврея Н.Н. Еланского написана под редакцией ещё двух евреев: ген.-лейт. мед. службы С. С. Гирголава, и ген.-майора мед. службы проф. В. С. Левита. Обратите внимание, что всеми авторами по военно-полевой хирургии (как и подавляющее большинство авторов в других областях медицины) являются евреи, как, например, тот же Борис Васильевич Петровский: "Избранные лекции по военной хирургии (военно-полевая и военно-городская хирургия)". Петровский Б.В. Медицина. 1998.

А вот руководство и самого Вишневского: Вишневский А. А., Шрайбер М. И., Военно-полевая хирургия, 2 изд., М., 1968.

Книга по истории военно-полевой хирургии в годы войны тоже написана двумя евреями: "Военно-полевая хирургия в годы Великой Отечественной войны", И. В. Алексанян, М. Ш. Кнопов, изд-во Медицина, 2000 год.

Главным хирургом Советской Армии во время Великой Отечественной войны был Николай Нилович Бурденко, человек по фото не явно еврейской, но и не славянской внешности. Николай Нилович Бурденко был одним из членов знаменитой общественной комиссии, "доказавшей", что польских офицеров в Катыни расстреляли немцы. Более того, Бурденко, поскольку он был ещё и Президентом Академии медицинских наук СССР (а человек на такой должности никак не мог быть русским), был ещё и главой этой комиссии, призванной замести следы геноцида поляков. Неофициально эта комиссия называлась именно "комиссией Бурденко". Интересен такой факт из биографии Бурденко, что после школы он поступил в духовную семинарию, затем оказался в Томском университете, из которого быстро был отчислен за, как бы сейчас сказали, террористическую деятельность[6].

Посмотрите официальный материал с Википедии о доказанности расстрела 15 тысяч польских офицеров бериевским НКВД: [7].

А теперь в свете этого оцените Бурденко хотя бы как человека, которому было прекрасно известно, что некоторые трупы из Катынского леса возили на автомобилях в Москву, в Институт Судебной медицины. Этот институт находился тогда в снесённом перед Олимпиадой здании на Садовом Кольце рядом с метро Маяковская. И, чтобы никто не подсмотрел, прямо там, на полу, их расстреливали из немецких автоматов. Это факт мне лично рассказывал член семьи "старых большевиков", который сам там не работал, но в московской верхушке того времени это был не секрет. В Катынской комиссии половину членов составляли иностранные деятели: дочь американского посла еврея Гарримана, корреспондент еврейской газеты "Нью-Йорк таймс", писатель-конъюнктурщик и криптоеврей Алексей Толстой, митрополит Киевский и Галицкий Николий, нарком просвещения Потемкин и много других одиозных лиц, включая нашего Главного Хирурга Советской Армии Николая Ниловича Бурденко, о котором в этой книге воспоминаний говорится следующее: "Профессор Бурденко в зеленой фуражке пограничника деловито анатомировал трупы и, помахивая куском зловонной печени, нацепленной на кончик его скальпеля, приговаривал: "Смотрите, какая она свеженькая!", то есть пытался доказать, что поляков расстреляли только что отступившие немцы"[8].

Вот такой контингент еврейских врачей-вредителей осуществлял руководство "самоотверженной медицинской помощью раненным советским солдатам и офицерам", а на деле - откровенный саботаж, вредительство и медицинский геноцид населения СССР, выразившиеся в громаднейшем расхождении между американскими и советскими потерями среди раненых. И после убийства Сталина они ещё доказывали, что еврейских врачей вредителей нет как нет, хотя ещё на процессе Бухарина еврейские врачи-вредители сами в присутствии иностранных корреспондентов признали, что они существуют.

В число факторов, вызвавших непропорциональные потери советских солдат среди раненых, вне всякого сомнения, входила медицинская политика основных руководителей советской хирургии того времени: главного хирурга СССР, академика А.В Вишневского и его сына А.А. Вишневского, главного хирурга фронтов, которые провозгласили, что лечение по Вишневскому - самое лучшее в мире, а именно: введение новокаина лечит любую кровопотерю и любой шок, мазь Вишневского заменяет любой антибиотик, и те же новокаиновые уколы лучше, чем общий наркоз.

Если вы откроете этот вебсайт[9], то вы увидите, что американскому солдату оказывают медицинскую помощь его же товарищи, такие же бойцы. Обратите внимание на фото на первой странице сайта, где два обычных американских солдата накладывают одноразовую капельницу, в то время как капельниц в советских госпиталях не было вплоть до 60-х годов. А на другом вебсайте[10] посмотрите фотографии и полную модель функционирования обычного американского армейского госпиталя. Обратите внимание, что у них в палаточном госпитале были даже рентгеновские аппараты.

Всех американских солдат учили, да и сейчас учат, оказывать медицинскую помощь на поле боя. Советских бойцов никогда этому не обучали. Автор этих строк это хорошо знает, поскольку часть своей службы он проходил санинструктором мотострелкового полка в начале 1970-х годов. В русской армии солдаты даже сейчас не обучаются оказанию медицинской помощи. В то же время каждый американский солдат автоматически обучен делать своему раненному товарищу прямо на поле боя: внутримышечное введение морфия для обезболивания, внутримышечный укол противостолбнячной сыворотки, умеет поставить одноразовую капельницу, заливает рану антисептическим раствором и перевязывает рану, при переломе накладывает шину и обеспечивает эвакуацию раненного, а также делает укол антибиотика.

А теперь рассмотрим оказание медицинской помощи в американской армии непосредственно на поле боя, описанное на этом же вебсайте: "На расстоянии всего 300-400 метров от линии боя находится станция оказания медицинской помощи. Она не содержит никаких коек. Она - лишь транзитный пункт. Сразу же после получения сообщения с линии боя немедленно подаются носилки. В это время раненому уже сделан морфий, введены антибиотики, наложена повязка и остановлено кровотечение. Вот подоспевают носилки и относятся на расстояние, до которого может подъехать джип так, чтобы его самого не подбили. Обычно это дистанция от десяти метров до одного километра, а на этом расстоянии уже находится и станция оказания медицинской помощи с врачом. Врач снимает первичную повязку, ставит диагноз, вводит морфий и ставит систему внутривенного вливания, а затем предпринимает необходимые меры для того, чтобы успокоить раненого и создать ему комфорт, то есть приводит его в порядок: согревает или накладывает лёд, даёт выпить кофе, чай. Затем подъезжает машина скорой помощи и отвозит раненого к месту расположения операционной. Это место находится ещё дальше в тылу, хорошо оборудовано и укомплектовано всем необходимым вплоть до рентгеновской установки. Здесь делается операция, и затем раненый эвакуируется в тыловой госпиталь. На этом этапе раненые тоже не лежат, они лежат только в тыловом госпитале. На этапе же первичной станции, за полем боя и в месте расположения операционной, пациенты находятся только транзитом".

Понятно, как организована медицинская помощь на поле боя американской армии? Никаких вопросов нет, всё ясно и понятно - один абзац. А в приложении я приведу вам запутаннейшую инструкцию по оказанию военно-полевой медицинской помощи в сегодняшней российской армии, в которой ни вы, ни даже я и вообще никто понять ничего не может.

Таким образом, медицинская семья Вишневских, к которой ещё относился и внук Александра Вишневского - профессор института Хирургии им. Вишневского Вишневский, надолго заблокировала все методы, которые обеспечивают спасение раненых. Это такие методы, как применение обезболивания и антибиотиков, внутривенное вливание физраствора как кровезаменителя, а также общий наркоз, которые сразу же были взяты на вооружение американской армией и медициной и оказались основой правильного лечения пациентов и раненых, обеспечивающей 96% выздоровления раненых.

Как вы можете себе представить такую огромную разницу в потерях двух приблизительно одинаковых по силе армий, воевавших в одно и то же время против одного и того же противника, - 400 тысяч убитых американских солдат и 11 миллионов убитых советских солдат? Это колоссальная разница в потерях, не объяснимая ничем, кроме как сознательным саботажем медицинской помощи советским раненым и медицинским геноцидом советского народа.

Вопрос остаётся открытым: сколько миллионов жизней советских солдат можно было бы спасти, если бы с 60-90% потерь раненых по данным Еланского Н.Н. можно было бы опуститься до 4% потерь от общего числа раненых, как в американской армии?

Для чего все эти смертельные методики "лечения" силой внедрялись и удерживались десятилетиями, несмотря на все доказательства их убийственной практики? Тысячам советских докторов, в том числе и евреям, затыкались рты, и они лишались работы за высказывание сомнения в применении, мягко говоря, методов, дающих очевидные отрицательные результаты.

Я подчёркиваю это для того, чтобы евреи сами обратили внимание, что, когда в медицинскую практику запускаются такие медицинские методы тотального уничтожения людей, нет никакой возможности уберечь от них "избранную" расу самих евреев. Конечно, ввиду меньшей пропорции евреев среди общего населения СССР большинство умерщвляемых - неевреи. Однако кое-каким процентом евреев тоже приходится жертвовать, поскольку евреи испытывают такие же смертельные последствия применения на себе изощрённых методов уничтожения гоев, применяемых их особо изощрёнными соплеменниками. Сколько раз мне приходилось объявлять еврейским близким родственникам о том, что их близкие умерли на или после операции! Я не мог сказать им того, что я сейчас могу изложить на бумаге.

Приложение

1. Посмотрите инструкцию по организации медицинской помощи в сегодняшней российской армии, если вы вообще тут что-нибудь поймёте. Кому нужны такие инструкции? Инструкция российской военно-полевой помощи: [11].

2. А вот некоторые данные австралийского Музея медицинской истории о том, когда в медицинскую практику, а также в военно-полевую хирургию было внедрено внутривенное переливание крови и физиологического раствора: [12] Стандартная система для внутривенного переливания физиологического раствора была внедрена в практику ещё в 20-х годах. В 30-е годы была разработана ещё одна система для переливания физиологического раствора и крови - "Солювак".


Источник: "За рубежом"


Домой Библиотека Связь

Количество посещений