Домой Библиотека Связь

Псевдоревизионизм во всей "красе"

Ю. И. Мухин и катынские документы

Сергей Романов

(Публикуется с незначительными сокращениями и изменениями)

Исторический ревизионизм нужен и полезен. Когда историк пересматривает в свете новых фактов устоявшиеся исторические теории и концепции - можно только похвалить его. Псевдоревизионизм же, в отличие от ревизионизма, является, по сути, отрицанием того или иного исторического факта с определенными целями (чаще всего - идеологическими).

В среде российских псевдоревизионистов ярко выделяется Ю. И. Мухин - главный редактор газеты "Дуэль". Он отрицает не только Холокост, но и многие другие факты. Например, факт полета американцев на Луну:

Отпечатки ноги "на Луне" безо всяких сомнений сделаны во влажном грунте, следовательно - не на Луне. А поскольку все "лунные" фото НАСА усеяны такими следами, то все эти фото также сделаны не на Луне. И лично мне уже никаких других доказательств не надо. ("Дуэль", №36(127), 07/09/1999, "Афера №2")

Поэтому призываю всех умных ученых, в каких бы институтах они ни работали, обратиться в свои ученые советы с этими подозрениями и через ученые советы в Академию Наук с требованием провести экспертизу всех материалов НАСА о якобы имевшей место высадке американских астронавтов на Луну. ("Дуэль", №9(152), 29/02/2000, "Были ли американцы на Луне?")

Я думаю, что уже ответил на вопрос в начале статьи - почему американцы не требуют от российского ТВ показывать эти фильмы о своей "самой выдающейся в ХХ веке победе". Мы, поколение, получившее советское образование, еще не вымерли, нас еще полностью не сменили те, кто выбрал "Пепси" и безопасный секс. Ну как нам показывать эдакий идиотизм? И, глядя на эту американскую пропагандистскую подделку о высадке на Луну, приходится констатировать вместе с т. Викторовым: нет, ребята, вас там не стояло! ("Дуэль", №1(144), 04/01/2000, "Были ли американцы на Луне?")

Приведу еще несколько цитат из продуктов интеллектуальной деятельности Мухина, чтобы стало понятно, с кем мы имеем дело:

Вообще-то каждый мало-мальски образованный человек должен знать, что и в СССР, и во всем мире виновность или невиновность человека определяет суд. Вавилова признал виновным суд, а уже в наше время, несколько лет назад, такой же суд признал виновным маньяка-убийцу Чикатило. Разницы между этими двумя процессами нет никакой. И если после суда в 1941 году Вавилов невиновен, то и Чикатило после суда невиновен. ("Дуэль", №2(49), 27/01/1998, "Знание - сила!")

   Вот физик Лев Давидович Ландау, к примеру, не сделал в своей жизни ни одного открытия, но Нобелевскую премию сумел получить за описание открытия, сделанного Петром Леонидовичем Капицей, да еще и на 12 лет раньше, чем ее получил сам Капица. Ландау премии умел получать, а Алексеева не умела.
   И еще обращаю ваше внимание на то, как генетики на сессии ВАСХНИЛ, узнав, что Сталин генетической дуростью не страдает, побежали к Лысенко в страхе, что их лишат кормушки. Разве это ученые? (Кроме глуповатого Рапопорта, разумеется). Это хищное и алчное быдло и все, кто гордится генетикой, это знают и понимают. И, тем не менее, гордятся. Ну не идиоты ли? ("Дуэль", №40(183), 03/10/2000, "Является ли генетика гордостью идиотов?")

Думаю, что в нашей истории есть лица, которые являются пробой на профессионализм. Если, к примеру, кто-то утверждает, что Лысенко дурак, а генетика - наука, то, значит, этот человек ничего не смыслит в биологии, даже если он член Академии Наук. ("Дуэль", №48(139), 30/11/1999, "Стратегия и биология")

Вспомним, как "профессионалы" - генетики шельмовали Лысенко, но ведь именно Лысенко в области изучения наследственности сделал больше, чем все эти генетики вместе взятые. ("Дуэль", №52(195), 26/12/2000, "О профессионалах")

Но если бы жиды в науке ограничивались только тем, что обжирали общество! Однако они, кроме этого, душат, губят настоящих ученых и настоящую науку. Их надо понять: рядом с настоящими учеными они немедленно становятся карликами, несмотря на свои степени, звания, премии и членство в академиях. Только этим можно объяснить, к примеру, истоки ненависти Ландау к Черенкову: что толку, что все орут о гениальном Ландау, если открытия в физике делает Черенков? Что толку, что все орут о гениальных академиках Академии медицинских наук, если даже с Запада больные едут лечиться не к ним, а в Курган к Илизарову? Жидовские пигмеи, чтобы пускать пыль в глаза, вынуждены давить настоящую науку.

Образцом подобной борьбы явилась длившаяся два десятка лет борьба жидов от биологии с академиком Лысенко. Думаю, что многие из читателей этой книги, если и читали что-либо о Лысенко, то это была грязь жидовских клакеров типа сентенций Ландау, высказанных им на родине биолога Менделя... ("Убийство Сталина и Берия")

Во второй раз, когда стало ясно, что Ельцин сдох и вместо него действуют двойники, я предлагал обвинить Ельцина в злоупотреблении должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), выразившемся в "нарушении прав и законных интересов граждан". ("Дуэль", №23(114), 08/06/1999, "Обижаются ли депутаты Госдумы?")

   Корр. Вы демонстрируете появление новой профессии - газетной антропологии. Как палеонтолог Кювье по когтю реликтовой птицы, воссоздавал ее скелет, так вы по уху Ельцина воспроизвели Ельцина с двойниками. Но скажите: жив Ельцин или умер? Если умер, то когда? И главное, каким образом удалось внедрить этого двойника в общественное сознание.
   Ю. М. Жив или нет? Нет. Потому что на мои публикации администрация президента дала в "Огоньке" подборку фотографий Ельцина в кругу семьи с текстом, в котором прямо говорится: он изменился, он другой, но это Ельцин. Но на этих фото двойник - у него не то ухо и не там, левая рука не такая, как у Ельцина.
   Если бы Ельцин был жив, он не мог бы допустить фотографию двойника в кругу семьи, в этом случае он сам становится двойником. Он умер.
   Операцию не делали никому. Американца Дебейки и немцев вызвали в Россию, но на операцию не позвали. Когда она началась - никто не знает. Стенограмма операции не велась, съемки не велись. Возможно, Ельцин умер накануне операции.
   Теперь по внедрению двойников в сознание. Предсмертную фотографию Ельцина я видел в иностранных журналах. Это была страшная фотография. Фотография человека, которого одновременно несколько ос жалят в лоб. А после операции он "выздоровел", снялся в кругу семьи, с Черномырдиным, с Колем, вот все его и "узнали" - болезнь была тяжелая, вот вид и поменялся. Это в сознание людей легко входит, и вошло. ("Завтра", №49(210), 09/12/97, "Лапша на уши двойника Ельцина. (Беседа главного редактора газеты "Дуэль" Юрия Мухина с корреспондентом "Завтра")")

На примере книги Ю. И. Мухина "Катынский детектив", в которой он пытается "пересмотреть" катынское дело, я покажу, к каким методам прибегают псевдоревизионисты в своих "исследованиях". Ниже приведена одна глава из книги с моими комментариями. В этой главе Мухин пытается доказать, что катынские документы из особой папки архива КПСС - грубые фальшивки.

Для начала, конечно же, стоит ознакомиться с самими документами.

Записка Берии с предложением о расстреле польских военнопленных
   
Листы из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б)
 
Выписка из постановления Политбюро ЦК ВКП(б) о расстреле польских военнопленных
Записка Шелепина об учетных делах на польских военнопленных, с приложением проекта постановления Президиума ЦК КПСС об уничтожении этих дел
  

Теперь можно рассмотреть конкретные аргументы Мухина. Текст Мухина выделен синим цветом; те места в документах, на которые стоит обратить особое внимание, я выделил жирным шрифтом.


Протоколы геббельсовских мудрецов и тройка с бубенцами

Эти документы появились в октябре 1992 года. У подручных Геббельса, надо думать, было около года для их фабрикации. Почему так долго - не понятно. Вполне возможно, что не было толкового исполнителя как с технической стороны, так и со стороны самого текста. Одно дело с трибуны бумажки читать, другое дело - конкретную работу сделать. Автор уверен, что со временем мы безусловно будем знать все подробности этого дела.

Но, думаю, будущее следствие откроет, что Главная военная прокуратура здесь не причем. Читатели уже заметили, что автор не очень сильно уважает ее доблестных работников, так здорово отличившихся в катынском деле и так бесстрашно прыгнувших вместе с ним в дерьмо. Но не уважает за беспринципность - сегодня они мучают стариков, чтобы те признались, что поляков убил Сталин, а завтра посадят в камеру с гомосексуалистами польского посла и тот через день признается им, что польских офицеров убил римский Папа. Но они государственные чиновники. Они, правда, не заняты управлением какого-либо дела, но ведут по ним следствия и, кроме этого, они сами находятся в системе управления, а, значит, понимают, что такое приказ, документ, распоряжение, протокол, как они должны выглядеть, какие на них должны быть пометки, кто, когда и в каких случаях их подписывает - в общем, все то, что составляет специфику чиновничьей службы, понимают то, по чему определяется - действительно человек профессионал или выдает себя за такого. В любом деле есть много вещей, присущих только этому делу и не видных постороннему. Скажем, если человек в тельняшке и фуражке с "крабом" говорит: "Мы приплыли в Марсель" - не верьте, что он моряк. Моряк скажет: "Мы пришли в Марсель".

Работники Генеральной прокуратуры - это чиновники-профессионалы. Я не верю, чтобы они могли, даже ленясь и не думая о том, что они делают, так глупо и бездарно изготовить фальшивки. Я говорю не о технике подделки подписей, а о содержании документов и их атрибутике.

Эти документы фабриковал свободный художник - либо журналист, либо историк, либо какая-то уж такая безответственная аппаратная крыса, которая кроме болтовни ничему не научилась.

Прежде чем конкретно заняться этими документами, зададим себе вопрос - а можно ли было в принципе сфальсифицировать документы похожими на подлинные после того, что бригада Геббельса уже успела так много всего опубликовать? Думаю, что можно было. Если бы за них взялся человек, который работает не за доллары. Не за страх, а за совесть. Который бы так болел за это дело, что понял его.

Видите ли, во всех документах есть строчки, которые подручным Сталина невозможно опротестовать, - пленные были направлены в распоряжение УНКВД областей. Сейчас мы понимаем, что после назначения им срока эти УНКВД обязаны были переквалифицировать их в заключенных и отгородить от мира. Но ведь в каждой области была чрезвычайная тройка. Особое совещание не могло расстрелять, но она-то могла!

Поэтому фальсификатор должен был вооружиться такой идеей - в марте Политбюро изменило решение: оно отменило свое прежнее согласие о направлении дел пленных на рассмотрение Особому совещанию и приняло новое - направить их на рассмотрение чрезвычайными тройками Смоленской, Харьковской и Калининской областей. Все бы сошлось - пленные направлялись в лапы убийц. Но ума на это не хватило. Вообще, его хватило не на многое.

88. Это понимала и бригада Геббельса. Поэтому в октябре 1992 года придурки прессы стали радостно кричать, что найден протокол Политбюро, но нигде не то что не было опубликовано ни единой фотографии его, никто никогда и не цитировал его. На что Волкогонов прожженный тип, которому, казалось бы, и терять нечего, но и он в декабре 1994 года в телепередаче только помахал несколькими листиками перед телезрителями и не прочел, а просто сказал, что в этой бумаге Политбюро решило убить польских офицеров. Было очевидно, что сама бригада Геббельса боится этих фальшивок.

Вы уже поняли, что автор этой книги несколько интересуется катынским делом, но и он с 1992 года нигде не мог найти этих документов, пока в начале 1995 года ему не передали уже упоминавшийся сборник "Военные архивы России". В этом сборнике, в первом выпуске (возможно, и последнем) были опубликованы эти фальшивки в гуще других, безусловно подлинных документов. О самом же сборнике автору поведали следующую историю, за достоверность которой автор не ручается. Тираж его был отпечатан (кстати, неизвестно где, - против всех правил не указана типография), но не пущен в продажу, лишь примерно 600 экземпляров были разосланы в библиотеки Запада. Это надо понимать так: когда фальшивки уже сфабриковали и Ельцин передал их полякам, то сразу и поняли, что лучше бы этого не делать, да поздно было.

Все документы закрытого пакета были опубликованы в первом номере журнала "Вопросы истории" за 1993 год. Это в России. А в Польше они были опубликованы еще в 1992 году ("Katyn. Dokymenty ludobojstwa", Warszawa, 1992), так что инсинуации Мухина беспочвенны. Зато мы уже можем сделать вывод об исследовательском уровне автора: он в течение двух лет(!) после опубликования документов в известном историческом журнале не мог их найти! Да тут уж, скорее, надо было очень постараться не искать эти документы, чтобы за два года на них случайно не наткнуться.

89. Бригада Геббельса "обнаружила" в архивах три документа: "письмо Берии Сталину"; "выписка из протокола Политбюро N 13 от 5.03.1940 г."; "письмо Шелепина Хрущеву от 3 марта 1959 г.".

Давайте сначала посмотрим на них, не читая, глазами чиновника.

Любой документ государственного или хозяйственного учреждения несколько отличается от частного письма "на деревню дедушке". Во-первых, эти документы всегда исполняются на бланке. Бланк - это первая страница письма, приказа или распоряжения, на которой типографским способом или пишущей машинкой отпечатано название учреждения и место для заполнения собственного имени самого документа - его номера и даты. После того, как документ будет подписан и приобретет силу, его будут называть этим именем, к примеру "письмо Трубина Горбачеву N 1-5-63-91 от 17.05.91 г." или "приказ по КГБ N500 от 1961 года о секретном делопроизводстве". Без этих атрибутов это не документ, а бумажка. Недопустимо писать личные письма на бланке своего учреждения и вести на бланках переписку внутри учреждения, но и немыслимо, чтобы из учреждения, особенно от его главы, вышло письмо в другое учреждение не на фирменном бланке и без собственного имени. Это невозможно, это все равно, что Берии подняться на трибуну Мавзолея на празднование 1 мая без брюк, в одних трусах.

Допустимо или нет теоретически, но само отсутствие одного или нескольких атрибутов еще не говорит о подложности документа. Тут возможны безалаберность, спешка, невнимательность, а, может быть, и иные причины. Далеко не всегда документы оформляются как следует.

Мухин слишком часто выдвигает аргументы, которые основываются на предположении, что канцелярский аппарат всегда работает как сверхточные часы. Находя в документе истинные или мнимые "погрешности", он тут же делает вывод: "Подделка!". Но ведь точно так же можно заявить, что существование этих самых "погрешностей" свидетельствует не о подложности документа, а о неверности мухинского предположения.

Номер письма и дата не дают возможности подделать письмо. Допустим, вы написали фальшивое письмо, поставили на нем номер и дату. Оно будет немедленно разоблачено, так как в том учреждении, от имени которого вы послали письмо, под этим номером в журнале регистрации будет зарегистрировано совершенно другое письмо, причем, возможно, в другой адрес, от другого руководителя этого учреждения. Более того, в архиве этого учреждения может быть сохранена и копия подлинного письма с этим номером и датой, но даже если копии не будет, то обязательно будет указано, от кого это письмо и кому. Номер на письме - это как номер на банкноте, две банкноты с одинаковыми номерами немедленно подскажут даже неспециалисту, что одна из них подделана. А письмо без номера - это как банкнота без номера, даже если внешне она очень похожа на настоящую и на ней есть подпись председателя казначейства или национального банка.

А письмо наркома внутренних дел СССР и письмо Председателя КГБ СССР написаны на простой бумаге и не имеют номеров, письмо Берии не имеет и даты. Их можно уже и не читать.

Хотя записка Шелепина и написана не на бланке (хотя кто сказал, что Шелепин имел право писать ее только на бланке?!), но на ней есть номер "Н-632-Ш":

Записка Берии написана на стандартном бланке.

Присутствует номер "794-Б":

Присутствует частичная дата "марта 1940 г.":

Точные даты не всегда проставлялись на различных записках. Например, не датированы: доклад УПВ НКВД СССР о состоянии лагерей для военнопленных и содержании военнопленных ("Катынь. Пленники необъявленной войны", под ред. Р. Г. Пихои, А. Гейштора; сост.: Н. С. Лебедева, Н. А. Петросова, Б. Вощинский, В. Матерский; М.:МФД, 1999 (далее - КПНВ); с. 197), докладная записка Д. М. Кабанова И. Б. Маклярскому об оказании практической помощи в работе по учету военнопленных в Козельском лагере (КПНВ, с. 229), докладная записка о состоянии Козельского лагеря НКВД для военнопленных на 1 декабря 1939 г. (КПНВ, с. 231), и т. д.

90. В любом большом учреждении есть человек, который заведует хозяйственной частью, он отвечает за то, чтобы все работники учреждения не испытывали неудобств в работе. И в первую очередь, разумеется, самый большой начальник. Он обеспечивает учреждение столами, стульями, пишущими машинками, бумагой, копиркой и лентой к ним, он заказывает в типографии бланки этого учреждения. Работа не бог весть какая, но если работать в Кремле, то это престижно, такой работой будут дорожить и делать ее будут очень тщательно.

Третий документ - "выписка протокола Политбюро" - напечатана на бланке предыдущего десятилетия. Это невозможно. Немыслимо, чтобы завхоз допустил, а технические работники Политбюро пользовались третий месяц, 13 заседаний Политбюро, бланками, на которых они должны делать исправления рукой (что само по себе немыслимо на документах такого уровня), и, кроме этого, бланками, на которых легко сделать ошибку.

Бездоказательные утверждения. См. выше о канцелярском аппарате. Что же до "исправлений рукой" - никто ничего рукой не исправлял, просто дата целиком печаталась в другом месте.

На этом бланке есть место для собственного имени, оно полузаполнено: "Выписка из протокола N 13 заседания Политбюро ЦК от...193... г.". То есть, номера и даты, там где им полагается, нет, но выше отпечатано: N П13/144 от 5 марта 1930 г." Вы видите, как легко ошибиться, - здесь либо фальсификатор, либо наборщик типографии, вместо 1940 года впечатали 1930.

В оригинале стоит именно 1940 год. И ошибиться тут невозможно - далее в тексте есть строчка "Решение от 5.III.40г.". То есть "защита от дурака" имеется. А то, что наборщик типографии или составители сборника допустили ошибку, говорит лишь об уровне их компетентности, но никак не о подложности документа.

По внешним, чисто канцелярским признакам, все три документа - безусловная подделка. Немыслимо, чтобы Берия явился на демонстрацию в трусах, но чтобы вместе с ним и Сталин явился в трусах, а через 19 лет и Шелепин?!!

Вот так, "бац" и все - вердикт готов.

Впрочем, возможно не стоит слишком винить Мухина, - доля вины лежит и на составителях некачественного сборника документов. Но после написанного мной выше уже становится понятно, что вывод Мухина совершенно безоснователен. Что ж, читаем дальше.

91. Далее. Все три документа имеют гриф "Совершенно секретно", но не имеют необходимых для такого рода документов записей того, кто их отпечатал, - его фамилию, сколько экземпляров он отпечатал, что сделал с черновиком, копиркой и лентой пишущей машинки.

Во-первых, напечатаны на машинке только два документа из трех - записка Шелепина написана от руки. Во-вторых, непонятно, с чего Мухин взял, что такие документы должны иметь такого рода записи. Ни для одного документа с грифом "Совершенно секретно" из, скажем, "Советского архива", или сборника "Катынь. Пленники необъявленной войны" не приведено сведений о том, куда печатавший дел черновики или "копирку и ленту пишущей машинки". То есть это просто выдумка Мухина. А вот на выписках из протоколов заседаний Политбюро действительно всегда имелись инициалы того, кто печатал текст, и количество экземпляров. На нашей выписке такая запись есть: "4нк".

92. Что здесь наиболее вероятно. Фальсификаторы нашли в архивах ЦК чистый бланк решений Политбюро тридцатых годов, но чистых бланков НКВД и КГБ 40-х и 50-х годов им найти не удалось, что естественно, учитывая профессиональную осторожность этих организаций.

Заказать в типографии новые невозможно, так как надо заказать и изготовление шрифта тех годов, причем со всеми его мельчайшими особенностями и дефектами.

Кроме этого, на фальшивых письмах невозможно было поставить номера, эти номера зафиксированы в книгах учета исходящих документов НКВД и КГБ и под ними будут числиться совершенно другие письма. А номер решения Политбюро чрезвычайно странен (возможно, здесь автор чего-то недопонимает). Согласно этому номеру 5 марта 1940 года Политбюро на своем заседании рассмотрело 144 вопроса! Если на обсуждение каждого отпустить хотя бы 10 минут, то получится, что 5 марта Политбюро непрерывно, без обеда и отдыха, заседало 24 часа!

Почему Мухин решил, что 144 вопроса были обсуждены именно 5 марта? Вот, скажем, имеется выписка из протокола № 7 (пункт 150) заседания Политбюро ЦК ВКП(б) "О переводе на положение военного времени конвойных войск НКВД СССР на территории белорусского и киевского особых военных округов и ленинградского военного округа и передаче под их охрану приемных пунктов военнопленных", датированная 18 сентября 1939 года (КПНВ, с. 68). Вслед за Мухиным, можно спросить: как они успели за один день рассмотреть, как минимум, 150 вопросов?

А вот и другая выписка из протокола №7 (пункт 260) заседания Политбюро ЦК ВКП(б) с решением о военнопленных (3 октября 1939 года). Она имеет номер П7/260. Неужели эти гиганты мысли умудрились за один день вынести решения по 260-и вопросам? Или и это - фальшивка? И таких примеров можно привести еще очень много.

Так что это именно Ю. И. Мухин "чего-то недопонимает". А именно то, что не все вопросы в одном протоколе обсуждались за один день. Отдельные протоколы заседаний могли включать решения Политбюро за период от 2-х недель до месяца (КПНВ, с. 432).

Такие элементарные ляпы Мухина показывают, что не так уж и хорошо он в документах разбирается. А еще берется "фальшивки" разоблачать!

Надо думать, что сам протокол Политбюро и повестку дня этого заседания фальсификаторы уничтожили, руководствуясь замечательным принципом доказательств бригады Геббельса - если чего-то нет, то, значит, польских офицеров убили Сталин и НКВД.

Протокол заседания существует, и находится все в той же особой папке, в пакете №1. Ссылка на него дана в начале статьи.

Отсутствие внешних обязательных атрибутов на "найденных" документах все-таки вызвано техническими причинами, сделать подделки более качественно подручным Геббельса не позволили объективные обстоятельства.

Но в этих "документах" заложено столько смысловых глупостей, что объяснить их отсутствием хорошего гравера нельзя, - причина в органическом кретинизме тех людей, кому бригада Геббельса доверила подделку.

93. Первый документ - письмо Берии Сталину без номера и даты адресовано "ЦК ВКП(б) товарищу Сталину".

Есть и номер, и частичная дата. Смотрите выше.

Его текст:

"В лагерях для военнопленных НКВД СССР и в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии в настоящее время содержится большое количество бывших офицеров польской армии, бывших работников польской полиции и разведывательных органов, членов польских националистических к-р партий, участников вскрытых к-р повстанческих организаций, перебежчиков и др. Они являются заклятыми врагами советской власти, преисполненными ненависти к советскому строю.

Военнопленные офицеры и полицейские, находясь в лагерях, пытаются продолжать к-р работу, ведут антисоветскую агитацию. Каждый из них только и ждет освобождения, чтобы иметь возможность активно включиться в борьбу против советской власти.

Органами НКВД в западных областях Украины и Белоруссии вскрыт ряд к-р повстанческих организаций. Во всех этих к-р организациях активную руководящую роль играли бывшие офицеры бывшей польской армии, бывшие полицейские и жандармы.

Среди задержанных перебежчиков и нарушителей госграницы также выявлено значительное количество лиц, которые являются участниками к-р шпионских и повстанческих организаций.

В лагерях для военнопленных содержится всего (не считая солдат и унтер-офицерского состава) - 14.736 бывших офицеров, осадникое и разведчиков - по национальности свыше 97 проц. поляки.

Из них:

Генералов, полковников и подполковников - 295
Майоров и капитанов - 2.080
Поручиков, подпоручиков и хорунжих - 6.049
Офицеров и младших командиров полициии, пограничной охраны и жандармерии - 1.030
Рядовых полицейских, жандармов, тюремщиков и разведчиков - 5.138
Чиновников, помещиков, ксендзов и осадников - 144

В тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии всего содержится 18.632 арестованных (из них 10.685 поляки), в том числе:

Бывших полицейских разведчиков и жандармов - 5.141
Бывших офицеров - 1.207
Шпионов и диверсантов - 347
Бывших помещиков, фабрикантов и чиновников - 465
Членов различных к-р и повстанческих организаций и разного к-р элемента - 5.345
Перебежчиков - 6.127

Исходя из того, что все они являются закоренелыми, неисправимыми врагами советской власти, НКВД СССР считает необходимым:

I. Предложить НКВД СССР:

1) Дела о находящихся в лагерях для военнопленных 14.700 человек бывших польских офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, жандармов, осадников и тюремщиков,

2) а также дела об арестованных и находящихся в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии в количестве 11.000 человек членов различных к-р шпионских и диверсионных организаций, бывших помещиков, фабрикантов, бывших польских офицеров, чиновников и перебежчиков - рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания - расстрела.

II. Рассмотрение дел провести без вызова арестованных и без предъявления обвинения, постановления об окончании следствия и обвинительного заключения - в следующем порядке:

а) на лиц, находящихся в лагерях военнопленных - по справкам, представляемым Управлением по делам военнопленных НКВД СССР,

б) на лиц, арестованных - по справкам из дел, представляемым НКВД УССР и НКВД БССР.

III. Рассмотрение дел и вынесение решения возложить на тройку т.т. МЕРКУЛОВА, КОБУЛОВА, БАШТАКОВА (начальник 1-го спецотдела НКВД СССР).

Народный Комиссар Внутренних Дел
Союза ССР

Составители сборника привели факсимильное изображение подписи Берии под письмом и от себя сделали примечание о том, что еще они видели (или им об этом рассказали) на этом письме.

"На первой странице документа подписи И. В. Сталина, К. Е. Ворошилова, В. М. Молотова, А. И. Микояна. М. И. Калинин и Л. М. Каганович на заседании отсутствовали, но высказались "за". В пункте III фамилия Берии вычеркнута, вписана чернилами фамилия Кобулова".

Никаких других надписей составители сборника не обнаружили, в связи с этим к ним естественный вопрос - как они узнали, что Калинин и Каганович не присутствовали, но высказались "за"? Как они увидели это из данного текста или кто им об этом сказал?

Элементарно, Ватсон! На документе есть пометки "Калинин - за" и "Каганович - за".

Сделаны они, скорее всего, секретарем Сталина. Тут уж нетрудно догадаться, что Калинин и Каганович на заседании не присутствовали (иначе бы поставили свои росписи), но высказались "за", что явствует из пометок.

Далее пойдет длинный блок текста без моих комментариев. Потом вы поймете, почему это так.

Второе. Подпись ставят под собственным изделием - письмом, приказом, резолюцией. На чужом документе - это роспись. Ни о каких резолюциях Сталина, Ворошилова и других не упоминается, следовательно, на этом документе подпись Берии и роспись членов Политбюро. Это тонкость, но сейчас она становится очень важной.

Дело в том, что подчиненный (в данном случае - Берия) обращается к начальнику (Политбюро) за помощью, либо за согласованием своих действий. Есть и другие случаи, но нас сейчас интересуют только эти два, так как простая роспись или подпись под резолюцией на этих двух видах обращений имеют прямо противоположное значение. Получив от подчиненного документ, начальник не имеет права на нем не расписаться, так как будет неясно, видел ли он его вообще, и важна не его роспись сама по себе, а случай, по которому он ее ставит.

Первый случай. Подчиненный имеет полное право делать то, что он думает, но его действие может задеть всю систему управления, в которой он всего лишь часть, и он не отвечает за возможные последствия для всей организации. Он просит начальника согласовать свое действие. В этом случае самому начальнику делать ничего не нужно, распоряжений не требуется, ему нужно только согласиться. И тогда на просьбе подчиненного согласовать его действие он ставит просто роспись и она означает его согласие. Если же он не согласен, то будет и резолюция - "запрещаю", "отложить" и т. д. И адресуются эти росписи и резолюции тому, кто обратился за согласованием.

Но если подчиненный просит самого начальника произвести действие - дать приказ, распоряжение, обратиться в вышестоящий орган, то тогда надписи на письме подчиненного адресуются не ему, а своему аппарату для подготовки решения. При согласии будет резолюция или команда - "согласен", "подготовить письмо", "в приказ" и т. д. По этим резолюциям можно понять, что начальник полностью согласен. Если он вызывает кого-то из аппарата, например - "т. Меркулову. Переговорите со мной" или "Зайдите", то, значит, он еще сомневается. Но если он просто расписывается, то он "против" - это заменяет резолюцию: "Просьбу подчиненного оставить без последствий, ничего не делать". Аппаратный работник, получив бумагу без резолюции, с одной росписью, видит, что начальник бумагу видел, но никаких распоряжений не дал, а значит бумагу можно отправлять в архив, содержащиеся в ней предложения не устраивают начальника.

Я понимаю, что эти тонкости непонятны и, может быть, неинтересны подавляющему числу читателей, но разобрать их надо, так как их не понимал и тот, кто подделывал письма.

Нам нужно из "письма Берии" уяснить - просил ли он Сталина поработать или согласовать его собственное действие. Вы уже видели - максимум, что разрешалось НКВД, да и то под контролем Генерального прокурора, - это сослать человека сроком до 5 лет или посадить в тюрьму до 8 лет. А Берия "просит" права расстрела, да еще и огромного числа людей. Чтобы предоставить это право, Политбюро обязано было обратиться в Верховный Совет за соответствующим Указом, разработать положение об этой "тройке". Чтобы аппарат Политбюро мог это сделать, члены Политбюро обязаны были на "письме Берии" оставить резолюции, свои команды аппарату.

Еще пример, чтобы было понятно, о чем речь. Вот 6 мая 1927 года нарком по военным и морским делам и председатель РВС Ворошилов просит Политбюро выделить валюту для отправки в Чехословакию, в Карлсбад, жены героя первой мировой войны генерала Брусилова и ее сестры. (Брусилов умер в 1926 году). Пустячная просьба, но она на бланке наркома, имеет дату и N 010375. И Сталин не просто расписывается, на письме стоит пометка: "Сталин - за". По этой резолюции аппарат включает вопрос тридцатым пунктом в повестку дня заседания N 101 от 9 мая, а 12 мая рассылает выписки из этого протокола, в которых указывается решение - женщинам разрешить выезд на курорт и обеспечить их валютой.

А на "письме Берии" стоят простые росписи, там нет резолюций "за", "согласен" и т.д. И эти простые росписи означают, что Политбюро Берии в его просьбе отказало.

Выше я уже привел два "за" - Кагановича и Калинина. Даже по ним уже ясно, что Политбюро проголосовало "за" - не стали бы Каганович и Калинин противоречить Сталину.

Но есть там и сталинское "за", не слишком четкое, хотя вполне заметное. Вот оно (более-менее хорошо его видно на фотокопии из сборника КПНВ, с. 385):

За ним уже следуют подписи Ворошилова, Микояна и Молотова. Значит и они тоже "за".

Далее идут спекуляции Мухина и сообщения о слухах, на которые вряд ли стоит обращать особое внимание.

94. Но это недосмотр, непонимание дела фальсификатором. На самом деле и Берия был не тот человек, чтобы нарываться на отказ Политбюро, да и какой-нибудь член Политбюро не удержался бы и что-нибудь написал, типа "нет" или "пошел ты...".

Эти росписи действительно означали согласие, но вот на каком письме? Нет сомнений, что Берия мог не согласовать свои действия с Политбюро в случае с пленными. Он обязательно их согласовал.

Когда мне передали текст этого письма, то передали и слух, идущий от работников архивов, о том, как именно письмо подделано. Они считают, что в этом письме на двух страницах оставлена первая страница с росписями Политбюро и подменена вторая. Но думаю, что это не так. Это и сложно, и принципиально фальсификаторам не подходило. В этом случае остался бы бланк НКВД, номер и дата письма. Проще простого подделать простые росписи.

Но фальсификатор (и это правильно) старался в подлинном письме Берии сделать как можно меньше исправлений, чтобы сохранить слог Берии. Но, сохранив стиль, он не смог сохранить смысл, и простые росписи согласия членов Политбюро на первой странице приобрели прямо противоположное значение - они стали запрещающими.

Ведь посмотрите на дурацкую фразу в "письме Берии", которая отделяет констатирующую часть письма от просьбы: "...НКВД СССР считает необходимым: 1. Предложить НКВД СССР...". Как это понять? Берия считает необходимым предложить Берии?

Тут стоит учесть, что почти весь последующий текст вошел в решение Политбюро, включая и первую фразу: "Предложить НКВД СССР". Поэтому не удивительно, что такая фраза появилась в письме Берии - этот отрывок и задумывался как будущее решение Политбюро.

Нет сомнений, что в подлиннике эта фраза звучала так: "НКВД СССР считает необходимым: 1. Предложить Особому совещанию при НКВД СССР...". Тогда все логично. Берия - начальник, и он счел необходимым предложить (приказать) своему подчиненному - Особому совещанию. Фальсификатор, вычеркнув из фразы подлинного письма Берии три слова "Особому совещанию при" превратил фразу в идиотскую.

Далее I раздел имеет, видимо, подлинный текст, кроме приказной части. Вместо фальшивого - "рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания - расстрела" было - "рассмотреть в особом порядке, с применением к ним ссылки в ИТЛ сроком на 5 лет и лишением права переписки".

Раздел II, может быть, подлинный, а раздела III, вероятнее всего, не было вообще и вместо него стояла необходимая этому письму фраза: "Прошу Политбюро согласовать мои действия с политической точки зрения".

Свободный художник, подделывавший письмо, недоучел, что начальник - это не любовница, ему по своей инициативе писем без слов "прошу" не пишут.

Пишут ли, не пишут ли - но Берию за это никто не расстрелял бы, не правда ли? А если пролистать сборники документов, можно найти немало записок без "прошу". Пример - записка Г. К. Жукова в ЦК КПСС о награждении В. А. Пархоменко:

5 сентября 1955 г.

29 сентября 1955 года исполняется 50 лет со дня рождения Командующего Черноморским Флотом вице-адмирала ПАРХОМЕНКО Виктора Александровича.
Тов. ПАРХОМЕНКО В. А. служит в Военно-Морском флоте 32 года.
В годы Великой Отечественной войны тов. ПАРХОМЕНКО В. А. принимал активное участие в боевых действиях, командуя эскадренным миноносцем, дивизионом эскадренных миноносцев и крейсером Черноморского Флота.
Учитывая его заслуги перед Военно-Морским Флотом и в связи с 50-летием со дня рождения, Министерство Обороны СССР вносит предложение о награждении вице-адмирала ПАРХОМЕНКО В. А. орденом ЛЕНИНА.
Проект Указа Президиума Верховного Совета СССР по этому вопросу прилагается.

Г. ЖУКОВ

УКАЗ
ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР
О награждении вице-адмирала ПАРХОМЕНКО В. А. орденом ЛЕНИНА

В связи с пятидесятилетием со дня рождения вице-адмирала ПАРХОМЕНКО В. А. и отмечая его заслуги перед военно-морским флотом, наградить тов. ПАРХОМЕНКО Виктора Александровича орденом ЛЕНИНА.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР (К. ВОРОШИЛОВ)
Секретарь Президиума Верховного Совета СССР (Н. ПЕГОВ)

Москва, Кремль

("Георгий Жуков", под ред. акад. А. Н. Яковлева; сост. В. Наумов и др., М.: МФД, 2001; с. 54)

Фальсификатору казалось, что, проделав с подлинным письмом Берии столь незначительные операции, он исполнит его очень похожим на настоящее. А получилось по Черномырдину - "думали как лучше, а получилось как всегда".

Таким образом, в подлинном письме Берии было все логично. Он имеет законное право решением Особого совещания сослать в ИТЛ кого угодно и в любом количестве. Ни у кого разрешения на это ему спрашивать не требуется, никаких приказов и никому по этому поводу его начальникам давать не надо. И члены Политбюро сказали свое "за", согласовав предложение Берии простой росписью.

95. У чиновника в крови уважение к цифрам, он ими отчитывается, это основа его наказания и благодарности. Он никогда без очень сильных оснований цифру не округлит. Журналист, писатель, историк - эти пожалуйста, эти могут 4,5 тысячи арестованных офицеров Красной Армии без труда округлить "в примерно 50 тысяч убитых". Чиновник так не сделает и особенно в таком случае. Смотрите: Берия "пишет", что у него в лагерях военнопленных 14736 офицеров и прочих, а расстрелять предлагает только 14700; в тюрьмах у него 18632 врага, а расстрелять он предлагает всего 11000.

Мухин либо невнимательно читал письмо Берии, либо намеренно искажает факты. В тюрьмах действительно 18632 человек, но вот поляков из них только 10685 - а именно поляков Берия и предлагает расстреливать.

Принести такое письмо Сталину - это немедленно нарваться на вопрос: "Лаврентий! А что ты собираешься делать с оставшимися 36 офицерами и 7632 врагами? Солить? За свой счет их содержать?" А как Берия объяснит и администрациям лагерей и тюрем, кого именно надо отбирать для рассмотрения дел на "тройке"? Чиновник точно повторил бы эти цифры, если кого-то требовалось оставить в живых, их оставила бы "тройка". И к нему ни у кого не было бы вопросов.

Конечно, Мухин не знает, нарвался бы Берия на такой вопрос Сталина, или нет. Это всего лишь столь обычная для Юрия Игнатьевича спекуляция. Придирки к "круглым" числам несерьезны. Критерии же отбора изложены во втором пункте записки:

"II. Рассмотрение дел провести без вызова арестованных и без предъявления обвинения, постановления об окончании следствия и обвинительного заключения в следующем порядке:
а) на лиц, находящихся в лагерях военнопленных, - по справкам, представляемым Управлением по делам военнопленных НКВД СССР,
б) на лиц, арестованных - по справкам из дел, представляемым НКВД УССР и НКВД БССР."

То есть, НКВД посылало точные справки, кого именно надо "судить". Кстати, вполне возможно, что числа были некруглыми как раз потому, что на тот момент количество "ненужных" людей было известно лишь приблизительно, и предполагалось разобраться "на месте", получив "карт бланш" заранее.

96. И теперь о "тройке". Эта мысль фальсификатора настолько дурацкая, что его "тройку" можно назвать "тройкой с бубенцами" от его дурацкого колпака.

Прежде всего потому, что эта "тройка с бубенцами" состоит из конкретных персон. Представьте, что пока выписка из протокола уйдет во ВЦИК СССР, пока там ее оформят Указом, пройдет время. Покажут Указ члену "тройки" майору Баштакову, и он с перепугу умрет. Что останется от "тройки с бубенцами"? Правильно - пара гнедых. Но этой паре судить поляков не дозволено... Что делать? Берия должен новое письмо писать, Политбюро должно новое решение принимать.

Пусть Мухин сколько угодно делает наивные глазки, но ясно одно: если бы понадобилось - все оформили бы за две секунды. Что же касается конкретных персон - то ведь это никак не может служить доказательством подложности документа. Ведь могла же случиться такая оплошность? Могла. Errare humanum est. Следовательно, подложность документа из "персональности" тройки никак не следует.

Фальшивку готовил дурак, абсолютно не представляющий ни что такое государство, ни как оно функционирует. Дурак, который об истории СССР знает исключительно то, что писал ранний Солженицын и поздний Волкогонов, - кумиры дебильных деток бывших партаппаратчиков.

97. Если сохранить "тройку с бубенцами" в тайне, то тогда ее приговоры ни для кого не будут обязательными. Любой начальник тюрьмы не исполнит приказа неизвестно откуда взявшейся тройки. Что он - самоубийца? А показать всем "решение Политбюро" - это оповестить весь мир. Кроме того, где вероятность, что все выполнят "решение Политбюро"? Ведь Политбюро - не государственная власть, а приказ "убить" может поступить только от законного органа, назначенного Верховным Советом СССР.

Повторюсь: очевидно, что если "верхушке" что-то было надо, то это делалось очень и очень быстро.

Понятно, что мог существовать отдельный приказ, что о выписке могли членам тройки сообщить устно и т. п. Вариантов уйма. Сам Мухин цитирует показания Сопруненко:

"... заместитель Берии Кабулов в марте провел в НКВД совещание, на котором присутствовало человек 8-12. - Нам дали по очереди прочитать письмо... Это было постановление Политбюро за подписью Сталина. Я помню слово 'расстрелять'."

Что же до выполнения решения - хотел бы я посмотреть на того, кто в то время отказался бы выполнять приказы (даже устные) Сталина и Берии.

Никогда, даже в тяжелые минуты, в СССР законная форма проведения суда над людьми не нарушалась. Не было в этом необходимости. К примеру. В 1941 году возникла угроза, что немцы захватят в орловской тюрьме лидеров партии эсэров. Эсэры в тюрьме были расстреляны. Но не по приказу Сталина или Политбюро. По приговору Верховного Суда СССР, который для этой цели быстро собрался, вернул дело на новое рассмотрение, рассмотрел и вынес новый приговор. А любая чрезвычайная тройка, скажем, Орловской области, могла сделать это еще быстрее.

При наличии в СССР чрезвычайных троек в областях и республиках можно было, в абсолютно законном порядке, тайно (чрезвычайная тройка обычна и никому не бросается в глаза) расстрелять кого угодно и в любом количестве. Эта "тройка с бубенцами" в составе Кабулова, Меркулова и примкнувшего к ним майора Баштакова - шедевр кретинизма бригады Геббельса. Доктор Геббельс их за это бы не похвалил, нет, не похвалил. Таких идиотов и он у себя не держал.

Остался бы этот беспрецедентный "приговор" в тайне - еще вопрос. Речь ведь шла, как никак, о расстреле огромного числа военнопленных. Это же международный скандал. Не зря ведь геббельсовская пропаганда позже говорила о "жертвах большевистских зверств", а на Нюрнбергском процессе советское обвинение говорило о "фашистско-немецких убийцах, которые уничтожили 11 тысяч пленных польских офицеров в Катынском лесу". Поручать такое деликатное дело "любой чрезвычайной тройке" было бы весьма неразумно. Гораздо безопаснее выделить для этого "своих" людей, которые знают, что речь идет о весьма необычном расстреле, и будут принимать соответствующие меры предосторожности.

98. Но на "тройке с бубенцами" идиотизм не закончился. Читаем следующий "документ". Он исполнен на стандартном бланке выписок из протокола Политбюро, которые рассылаются для знакомства с решением Политбюро тех, кому это решение предстоит исполнять. То есть, это не сам протокол, протокол бригада Геббельса до сих пор "ищет".

Протокол никто не "ищет". Хотя бы потому, что он никогда не терялся.

Вверху бланка предостерегающая надпись: "Подлежит возврату в течении 24 часов во 2-ю часть Особого Сектора ЦК (Пост. ПБ ЦК от 5.V.27 пр. 100 п.5) и гриф "Совершенно секретно Из О.П.".

Выписка имеет примерно такой вид:

ВСЕСОЮЗНАЯ КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ (большевиков).
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ


N П13/144
5 марта 1930 г.
тов. Берия

Выписка из протокола N 13 заседания Политбюро ЦК от ________193____г.

Решение от 5.III.40 г.

144. - Вопрос НКВД СССР

I. Предложить НКВД СССР:

1) Дела о находящихся в лагерях для военнопленных 14.700 человек бывших польских офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, разведчиков, жандармов, осадников и тюремщиков,

2) а также дела об арестованных и находящихся в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии в количестве 11.000 человек различных к-р шпионских и диверсионных организаций, бывших помещиков, фабрикантов, бывших польских офицеров, чиновников и перебежчиков - рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания - расстрела.

II. Рассмотрение дел провести без вызова арестованных и без предъявления обвинения, постановления об окончании следствия и обвинительного заключения - в следующем порядке:

а) на лиц, находящихся в лагерях военнопленных - по справкам, представляемым Управлением по делам военнопленных НКВД СССР,

б) на лиц, арестованных - по справкам из дел, представляемым НКВД УССР и НКВД БСС.

III. Рассмотрение дел и вынесение решения возложить на тройку, в составе т.т. Меркулова, Кабулова и Баштакова (начальник 1-го Спецотдела НКВД СССР).

Секретарь ЦК

Составители сборника "Военные архивы России" описали надписи на этом листе бумаге: "На выписке из протокола стоит резолюция: "Изъято из протокола "ОП" 4.03.1970 года М. закрытый пакет. Согласовано с т.Черненко К. У." Подпись неразборчива".

Вообще-то это надпись на самом протоколе, а не на выписке из него.

(Еще бы подпись была разборчива. Человек, который в 1970 году "ставил резолюцию", может, еще и жив).

Это весьма слабый аргумент. Позже мы будем говорить о письме Шелепина - а ведь Шелепин умер лишь в 1994 году.

99. Из состава подписей и надписей становится понятно, что сама выписка из протокола Секретарем ЦК не подписана, иначе было бы факсимиле его подписи или указано, чья именно подпись стоит под выпиской. То есть эта бумажка без подписи не является документом вообще. Это не более, чем бумажка, которая годится только для того, чтобы ее в известном месте использовали для известного дела.

Глупости. Подпись на выписке и не должна стоять, в чем можно убедиться, просмотрев аналогичные документы из "Советского архива".

  

100. Представьте, что Берия жив и вы говорите ему: "Гражданин Берия, вот выписка из протокола Политбюро доказывает, что вы расстреляли поляков!" Он вам ответит: "А как из этой бумажки видно, что я когда-либо держал ее в руках? На ней что - есть моя роспись в получении? Эта бумажка годится только для того, чтобы приколоть ее на зад тому, кто ее "нашел", английской булавкой".

Ведь Берия, по идее, мог держать ее в руках не более 24 часов. Следовательно, на ней должна быть расписка Берии: "Получил 6.03.1940 в 11-00" и другая - работника 2-й части Особого Сектора ЦК: "Принял у т. Берии 7.03.1940 в 10-30". Иначе как узнать - исполняется постановление Политбюро N 100 от 1927 года или нет?

Мухин даже не пытается доказывать, что так все и должно было быть. Он мог бы, например, привести аналогичные выписки из протоколов заседаний Политбюро со всеми этими "принял" и "получил" - но нет, он считает, что его беспочвенные спекуляции являются сами по себе полноценным доказательством.

101. Ну ладно, какие-то читатели скажут, что это тогда так принято было - хочешь, подписывай документы, хочешь - не подписывай, хочешь - пиши письмо Сталину на бланке, а хочешь - на салфетке из ресторана. Но смотрите на адрес - в нем указан получателем только Берия и лично он, не указана даже его должность, чтобы можно было подумать, что он ознакомил с этим совершенно секретным документом еще кого-то как начальник. А ведь исполнители решения Политбюро другие люди, их почему нет в рассылке? И до этого, и после этого на всех приведенных в сборнике выписках из протоколов Политбюро всегда указаны все те адресаты, кто должен исполнять решение или знать о нем. А здесь только Берия. А как майор Баштаков узнает, что он член "тройки с бубенцами"?

От Берии конечно же.

Ладно, пусть не соблюдена форма, но смысл-то должен оставаться! А здесь ни формы, ни смысла. Зачем давать приказ Кабулову, Меркулову и Баштакову, если потом сам приказ им не показать, не ознакомить их с ним?

Вообще-то это предложение НКВД СССР. То есть ознакомиться с ним должен глава этого самого НКВД. А дальше уже действовать согласно указу.

102. Когда фальсификаторы дошли до изготовления третьей фальшивки, они уже окончательно умом утомились. Цель этой подделки видимо в том, чтобы предупредить всех остальных исследователей - ничего не ищите, Хрущев все сжег! Текст ее таков:

ОСОБАЯ ПАПКА

Совершенно секретно
Товарищу Хрущеву Н. С.

В Комитете государственной безопасности при Совете Министров СССР с 1940 года хранятся учетные дела и другие материалы на расстрелянных в том же году пленных и интернированных офицеров, жандармов, полицейских, осадников, помещиков и т. п. лиц бывшей буржуазной Польши. Всего по решениям специальной тройки НКВД СССР было расстреляно 21.857 человек, из них: в Катынском лесу (Смоленская область) 4.421 человек, в Старобельском лагере близ Харькова 3.820 человек, в Осташковском лагере (Калининская область) 6.311 человек и 7.305 человек были расстреляны в других лагерях и тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии.

Вся операция по ликвидации указанных лиц проводилась на основании Постановления ЦК КПСС от 5-го марта 1940 года. Все они были осуждены к высшей мере наказания по учетным делам, заведенным на них как на военнопленных и интернированных в 1939 году.

С момента проведения названной операции, т. е. с 1940 года никаких справок по этим делам никому не выдавалось и все дела в количестве 21.957 хранятся в опечатанном помещении.

Для Советских органов все эти дела не представляют ни оперативного интереса, ни исторической ценности. Вряд ли они могут представлять действительный интерес для наших польских друзей. Наоборот, какая-либо непредвиденная случайность может привести к расконспирации проведенной операции, со всеми нежелательными для нашего государства последствиями. Тем более, что в отношении расстрелянных в Катынском лесу существует официальная версия, подтвержденная произведенным по инициативе Советских органов власти в 1944 году расследованием Комиссии, именовавшейся: "Специальная комиссия по установлению и расследованию расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров".

Согласно выводам этой комиссии все ликвидированные там поляки считаются уничтоженными немецкими оккупантами. Материалы расследования в тот период широко освещались в Советской и зарубежной печати. Выводы комиссии прочно укрепились в международном общественном мнении.

Исходя из изложенного представляется целесообразным уничтожить все учетные дела на лиц, расстрелянных в 1940 году по названной выше операции.

Для исполнения могущих быть запросов по линии ЦК КПСС или Советского правительства можно оставить протоколы заседаний тройки НКВД СССР, которая осудила указанных лиц к расстрелу, и акты о приведении в исполнение решений троек.

По объему эти документы незначительны и хранить их можно в особой папке.

Проект постановления ЦК КПСС прилагается.

Председатель Комитета государственной
безопасности при Совете Министров СССР              А. Шелепин

3 марта 1959 года

Проект постановления таков:

Совершенно секретно

Постановление Президиума ЦК КПСС
от_____________1959 года

Разрешить Комитету Государственной Безопасности при Совете Министров СССР ликвидировать все дела по операции, проведенной в соответствии с Постановлением ЦК КПСС от 5 марта 1940 года, кроме протоколов заседаний тройки НКВД СССР.

(И здесь составители сборника сделали замечание по чьей-то подсказке:

"Постановления Президиума ЦК КПСС по этому вопросу в "Особой папке" не обнаружено".

И опять нам непонятно, как составители сборника об этом узнали).

103. К документам высших руководителей страны и министерств всегда чрезвычайно высокое требование. В них не должно быть помарок и ошибок, каждая цифра тщательно вычитывается и сравнивается с другими.

А вы посмотрите, что в этом шедевре. В первом абзаце написано, что "было расстреляно 21857 человек", а в третьем - "все дела в количестве 21957" хранятся. Разница в 100 дел прямо бросается в глаза, ее бы и Шелепин заметил, а уж какой-то полковник КГБ, который по идее должен был готовить это "письмо", не допустил бы этой описки никогда.

Вот первая строчка из оригинала:

И вот вторая:

В обоих случаях имеем 21857 человек. Мухин, как обычно, ошибается.

104. Чтобы сослаться на решение партийного органа, на дату, он обязан был иметь перед собой выписку, или протокол, или письмо - любой документ, где указано, что это за решение. Этот гипотетический полковник КГБ скрупулезно перенес бы название решения - "решение Политбюро ЦК ВКП(б) N 13 от 5 марта 1940 года" - в письмо Шелепина. А он пишет "КПСС", которой в те годы и близко не было, он пишет "Постановление ЦК", то есть дает основание полагать, что Сталин обсуждал этот вопрос с сотней членов тогдашнего ЦК и что 5 марта 1940 года проходило не заурядное заседание Политбюро в составе четырех человек при двух отсутствовавших, а Пленум Центрального Комитета. То есть, в убогом представлении фальсификатора КПСС взяла власть в октябре 1917 года, между ее Политбюро и ЦК никакой разницы нет - это один и тот же орган. Но Шелепин-то знал все это. Как бы он подписал эту чушь - КПСС в 40-м году? Он - член ЦК партии, переименованной в КПСС лишь в 1952 году!

Прежде всего отметим, что Шелепин (а именно он писал письмо, а не какой-то "полковник КГБ") не цитирует название документа. То есть оно стоит не в кавычках, а значит, вполне может и видоизмениться.

Итак, абсурдно ли это место в письме Шелепина, или он действительно мог так написать? Сейчас мы убедимся, что верен второй вариант.

Сначала разберемся с тем, возможно ли было написать "КПСС" вместо "ВКП(б)". Возьмем сборник "Реабилитация: как это было. Март 1953 - февраль 1956 гг." (М.: МФД, 2000) и заглянем на страницу 15:

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС О ВОССТАНОВЛЕНИИ В ПАРТИИ П. С. ЖЕМЧУЖИНОЙ

21 марта 1953 г.

№ 2. п. 12 - О т. Жемчужиной П. С.
Утвердить следующее решение Комитета Партийного Контроля при ЦК КПСС:
"Отменить решение Партколлегии КПК от 29 декабря 1948 года об исключении т. Жемчужиной П. С. из членов КПСС как неправильное. Восстановить ее членом КПСС".

Заметили, что речь идет о 29 декабря 1948 года? Тогда еще не было КПСС, а была ВКП(б). Случай, аналогичный нашему.

Еще пример из того же сборника (с. 18):

РЕШЕНИЕ КПК ПРИ ЦК КПСС О ВОССТАНОВЛЕНИИ В ПАРТИИ Н. Н. СЕЛИВАНОВСКОГО

30 марта 1953 г.

№ 102. п. 4 - О т. Селивановском Николае Николаевиче (член КПСС с 1923 г., п. б. № 1878856).
Во изменение решения Партколлегии от 21 февраля 1952 г. восстановить т. Селивановского Н.Н. членом КПСС.
Поручить Дзержинскому райкому КПСС г. Москвы оформить т. Селивановскому Н.Н. выдачу партдокументов.

Опять же, очевидно, что если рассуждать по-мухински, то и этот документ - фальшивка, так как Селивановский никогда не был членом КПСС, зато был членом ВКП(б). А таких документов - тысячи.

Приведу на всякий случай еще несколько примеров из того же сборника. При чтении всегда имейте в виду, что ВКП(б) переименовали в КПСС лишь в 1952 году, на XIX съезде Партии.

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА С. Н. КРУГЛОВА И И. А. СЕРОВА Н. С. ХРУЩЕВУ О РЕАБИЛИТАЦИИ РОДСТВЕННИКОВ ЛИЦ, ОСУЖДЕННЫХ ПО "ЛЕНИНГРАДСКОМУ ДЕЛУ"
10 декабря 1953 г.
СЕКРЕТАРЮ ЦК КПСС ТОВАРИЩУ ХРУЩЕВУ Н. С.
МВД СССР докладывает об осужденных и высланных в ссылку Военной Коллегией Верховного Суда СССР и Особым Совещанием МГБ по Ленинградскому делу в 1949-51 годах.
По имеющимся в МВД СССР данным, всего было осуждено 214 человек, из них 69 человек основных обвиняемых, и 145 человек из числа близких и дальних родственников. Кроме того, 2 человека умерли в тюрьме до суда.
[...]
Из общего числа осужденных 36 человек работали в Ленинградском обкоме и горкоме КПСС, а также в областном и городском исполкомах, 11 человек - на руководящей работе в других обкомах КПСС и облисполкомах и 9 человек - в райкомах и райисполкомах Ленинградской области.
[...]

С. Круглов
И. Серов

ЗАПИСКА Д. Е. САЛИНА В ЦК КПСС О РАБОТЕ ОТДЕЛА ПО СПЕЦДЕЛАМ ПРОКУРАТУРЫ СССР ПО РЕАБИЛИТАЦИИ ГРАЖДАН ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 1954 - НАЧАЛЕ 1955 г.
14 марта 1955 г.
[...]
Инструкторы Московского Комитета КПСС Колкер Клара Иосифовна, член КПСС с 1922 года, Бабина Мина Ефимовна, член КПСС с 1917 года, Прищепчик Лидия Антоновна, член КПСС с 1917 года, второй секретарь Ногинского ГК КПСС Астанкова Елизавета Васильевна, член КПСС с 1917 года, инструктор Дзержинского райкома КПСС г. Москвы Прищепчик Марина Антоновна, член КПСС с 1919 года, были признаны виновными в проведении контрреволюционной троцкистской деятельности и по постановлению Особого Совещания при НКВД СССР от 1 апреля 1938 г. осуждены к разным срокам лишения свободы.
[...]
Помощник секретаря МК КПСС Алексахин И. П. был арестован 6 ноября 1937 г. ...
[...]
Джунусов Макай, работавший секретарем Актюбинского обкома КПСС, нарком легкой промышленности Казахстана Актырбаев Чокпак и бывший секретарь Западно-Казахстанского обкома КПСС Утепов Шарип, являвшиеся депутатами Верховного Совета СССР, были признаны участниками антисоветской националистической организации и по постановлению Особого Совещания от 26 октября 1940 г. осуждены к заключению на 8 лет каждый.
[...]
Заведующая отделом школ МГК КПСС, член КПСС с 1919 года Ханкина Софья Моисеевна по постановлению Особого совещания при НКВД СССР от 5 июня 1939 г. была признана участником антисоветской право-троцкистской организации ...
[...]

Начальник отдела по спецделам,
заместитель Генерального прокурора СССР Д. Салин

ЗАПИСКА Р. А. РУДЕНКО И В. В. ЛУКЬЯНОВА В ЦК КПСС О РЕАБИЛИТАЦИИ Н. Ф. ГИКАЛО
25 мая 1955 г.
[...]
Гикало Николай Федорович, 1896 года рождения, бывший член КПСС с 1917 года, бывший секретарь ЦК Компартии Белоруссии, до ареста - секретарь Харьковского обкома и член Политбюро ЦК Компартии Украины, кандидат в члены ЦК КПСС, - был арестован 11 октября 1937 года и 25 апреля 1938 года Военной Коллегией Верховного Суда СССР в составе Матулевича, Зарянова и Ждана осужден к расстрелу.
[...]
Считаем возможным внести протест на приговор Военной Коллегии Верховного Суда СССР по делу Гикало Николая Федоровича на предмет прекращения его дела и посмертной реабилитации.
Просим вашего согласия.

Генеральный прокурор СССР Р. Руденко
Зам. Председателя Комитета партийного контроля
при ЦК КПСС В. Лукьянов

ЗАПИСКА Р. А. РУДЕНКО В ЦК КПСС О РЕАБИЛИТАЦИИ И. П. БЕЛОВА
20 августа 1955 г.
[...]
В протоколе судебного заседания записано, что Белов на суде также признал себя виновным, но подал письменное ходатайство о том, что у него имеются дополнительные показания, которые он хотел бы дать в присутствии И. В. Сталина. Это ходатайство из суда было изъято врагом народа Ежовым [расстрелянным в 1940 году - С. Р.] и скрыто от ЦК КПСС.
[...]

Р. Руденко

МАТЕРИАЛЫ О РЕПРЕССИЯХ В ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ, НАПРАВЛЕННЫЕ М. С. СОЛОМЕНЦЕВЫМ А. Б. АРИСТОВУ
22 января 1956 г.
ЛИЧНО СЕКРЕТАРЮ ЦК КПСС ТОВАРИЩУ АРИСТОВУ А. Б.
Согласно Вашего указания направляются сведения о делегатах Челябинской партийной организации на ХVII съезд КПСС и справка о репрессиях в 1937-38 годах на территории Челябинской области.
[...]

Теперь выясним, почему в тексте стоит "ЦК", а не "Политбюро ЦК". Вообще говоря, не секрет, что под "решениями ЦК" часто скрывались решения Сталина. И "постановление ЦК", и "постановление Политбюро ЦК", таким образом, могут быть просто эвфемизмами, и в этом случае между ними не будет большой разницы.

Более того, существуют решения Политбюро, которые написаны от имени ЦК. Примеры:

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б) "О т. ЖУКОВЕ Г. К., МАРШАЛЕ СОВЕТСКОГО СОЮЗА"

П61/84
20 января 1948 г.

ЦК ВКП(б), заслушав сообщение Комиссии в составе тт. Жданова, Булганина, Кузнецова и Шкирятова, выделенной для рассмотрения поступивших в ЦК материалов о недостойном поведении командующего Одесским военным округом т. Жукова Г. К., установил следующее.
[...]
Учитывая все изложенное, ЦК ВКП(б) постановляет:
1. Признавая, что т. Жуков за свои поступки заслуживает исключения из рядов партии и предания суду, сделать т. Жукову последнее предупреждение, предоставив ему в последний раз возможность исправиться и стать честным членом партии, достойным командирского звания.
2. Освободить т. Жукова с поста командующего Одесским военным округом, назначив его командующим одним из меньших округов.
3. Обязать т. Жукова немедленно сдать в Госфонд все незаконно присвоенные им драгоценности и вещи.

ЦК ВКП(б)

("Георгий Жуков", с. 22, 23)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б) О РАЗДЕЛЕНИИ НАРКОМАТА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР НА ДВА НАРКОМАТА
3 февраля 1941 г.
В связи с необходимостью максимального улучшения агентурно-оперативной работы органов государственной безопасности и возросшим объемом работы, проводимой Народным комиссариатом внутренних дел СССР, ее многообразием...
[...]
... ЦК ВКП(б)
ПОСТАНОВЛЯЕТ
:
1. Разделить Народный комиссариат внутренних дел СССР на два наркомата:
а) Народный комиссариат внутренних дел СССР (НКВД):
[...]
6. Утвердить проект Указа Президиума Верховного Совета СССР о разделении Народного комиссариата внутренних дел СССР.

Секретарь ЦК ВКП(б)

("1941 год"; в 2 кн., кн. 1; сост. Л. Е. Решин и др.; под ред. В. П. Наумова; М.:МФД, 1998; с. 593)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б) "О ПРИСУЖДЕНИИ СТАЛИНСКИХ ПРЕМИЙ ЗА ВЫДАЮЩИЕСЯ РАБОТЫ В ОБЛАСТИ НАУКИ, ИЗОБРЕТАТЕЛЬСТВА, ИСКУССТВА И ЛИТЕРАТУРЫ ЗА 1945 г."
3 июня 1946 г.
№ 52. п. 108 - О присуждении Сталинских премий за выдающиеся работы в области науки, изобретательства, искусства и литературы за 1945 г.
ЦК ВКП(б) постановляет:
Для предварительного рассмотрения представленных Комитетами по Сталинским премиям в области науки и изобретательства и в области искусства и литературы материалов о присуждении премий за 1945 год создать две комиссии Политбюро:
1) комиссию для рассмотрения предложений о Сталинских премиях в области науки и изобретательства в составе тт. Вознесенского (председатель), Кафтанова, Вавилова, Первухина, Малышева, Тевосяна и Поспелова;
2) комиссию для рассмотрения предложений о Сталинских премиях в области искусства и литературы в составе тт. Жданова (председатель), Александрова, Фадеева, Храпченко и Большакова.
Срок работы для обеих комиссий установить 5 дней.

("Власть и художественная интеллигенция. Документы ЦК РКП(б) - ВКП(б), ВЧК - ОГПУ - НКВД о культурной политике. 1917-1953"; под ред. акад. А. Н. Яковлева; сост. А. Артизов, О. Наумов. М.:МФД, 1999; с. 556)

То есть если даже в самих постановлениях Политбюро постановления эти иногда назывались постановлениями ЦК, то почему мы должны считать ошибочной строчку из письма Шелепина?

Наконец, приведу три документа из "Советского архива", где вместо фразы "Постановление Секретариата ЦК КПСС" стоит "Постановление ЦК КПСС", и кому-то пришлось вручную дописывать "Секретариата". Всякое случалось. Эти документы, кстати, еще раз опровергают предположение Мухина, о котором мы говорили в начале.

  

105. Но главное в другом. Отличие военнопленных и интернированных в том, что они находились в лагерях для военнопленных и интернированных. Только в лагерях на них заводились учетные дела на военнопленных. А те, кто был арестован и посажен в тюрьмы, имели следственные или уголовные дела, но никак не учетные на военнопленных. Откуда же тогда у Шелепина появилось 7305 учетных дел на военнопленных, если эти люди сидели в тюрьмах и не являлись военнопленными?

Мухин, как всегда, невнимателен. Шелепин пишет: "7.305 человек были расстреляны в других лагерях и тюрьмах", а у Мухина лагеря исчезают и остаются только тюрьмы. Ничто не мешало помещать бывших военнопленных в тюрьмы. Вот одна из директив Меркулова (22 февраля 1940 года; с. 350):

№ 641/6
Сов. секретно

Начальнику Управления по делам о военнопленных
майору тов. Сопруненко
НКВД Украинской ССР
комиссару госбезопасности III ранга
тов. Серову
Начальнику Ворошиловградского УНКВД
капитану госбезопасности
тов. Череватенко
Начальнику УНКВД Смоленской области
капитану госбезопасности
тов. Панфилову
Начальнику УНКВД Калининской области
полковнику
тов. Токареву

По распоряжению народного комиссара внутренних дел тов. Берия предлагаю всех содержащихся в Старобельском, Козельском и Осташковском лагерях НКВД бывших тюремщиков, разведчиков, провокаторов, осадников, судебных работников, помещиков, торговцев и крупных собственников перевести в тюрьмы, перечислив их за органами НКВД.
Все имеющиеся на них материалы передать в следственные части УНКВД для ведения следствия.
О порядке дальнейшего направления этих дел указания будут даны дополнительно.
О количестве переданных арестованных донесите.

Зам. народного комиссара внутренних дел Союза ССР
комиссар государственной безопасности III ранга
В. Меркулов

А вот распоряжение УПВ НКВД СССР начальникам лагерей для военнопленных об исполнении директивы Л. П. Берии о переводе в тюрьмы содержащихся в лагерях тюремщиков, разведчиков, провокаторов, осадников и других (23 февраля 1940 года; КПНВ, с. 358, 359):

№ 25/1869
Сов. секретно
Только лично

Начальнику _______лагеря НКВД
Начальнику УНКВД __________области

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР тов. Берия дал распоряжение всех содержащихся в Вашем лагере тюремщиков, разведчиков, провокаторов, осадников, судебных работников, помещиков, торговцев и крупных собственников перевести в тюрьмы, перечислив их за органами НКВД.
Все имеющиеся на них материалы передать в следственные части УНКВД для ведения следствия. (Указания зам. наркома внутренних дел СССР тов. Меркулова № 641/6 от 22.II.1940г.).
При осуществлении этой операции Вам надлежит руководствоваться следующим:
1. В пятидневный срок уточнить количество состоящих на учете в лагере:
а) тюремщиков и чиновников тюремного ведомства (независимо от занимаемой должности);
б) разведчиков (офицеры и сотрудники 2-го отдела польского Генштаба, офицеров информации, военных цензоров и кадровых офицеров КОПа, ведших разведывательную работу против СССР);
в) провокаторов;
г) осадников;
д) судебных работников;
е) помещиков;
ж) торговцев и крупных собственников.
2. Связаться с начальником УНКВД и по получении от него указаний, в какие тюрьмы должны быть направлены лица, перечисленные в п. 1, донести в Управление по делам о военнопленных количество лиц каждой категории и пункты направления.
3. Отправку в тюрьмы производить по получении нарядов из Управления НКВД СССР по делам о военнопленных.
4. Учетные дела на военнопленных в законвертованном и запечатанном виде сдаются начальникам конвоя для передачи вместе с арестованными в тюрьмы.
Все имеющиеся в особом отделении материалы на каждого из отправляемых передать в следственную часть УНКВД.
5. Работу по выявлению тюремщиков, разведчиков, провокаторов, осадников, судебных работников, помещиков, торговцев и крупных собственников продолжать и, по мере выявления таких лиц, немедленно сообщать в Управление НКВД по делам о военнопленных для направления их в тюрьму.
6. О количестве переданных в тюрьмы немедленно доносить в Управление по делам о военнопленных. Одновременно высылая на каждого переданного подробную справку, составленную на основании учетных и оперативных материалов.
Предупреждаю, что вся работа по переводу военнопленных в тюрьмы должна проводиться с соблюдением строжайшей конспирации.

Начальник Управления НКВД СССР
по делам о военнопленных
майор П. Сопруненко
Комиссар Управления НКВД СССР
по делам о военнопленных
полковой комиссар Нехорошев

106. Но и это еще не так смешно. В "письме" написано, что в КГБ в 1959 году хранилось 3820 учетных дел на военнопленных Старобельского лагеря, а мы на странице 117 перепечатали Акт из этого лагеря, безусловно подлинный, где указано, что 4031 "учетное дело на военнопленных" было сожжено на основании распоряжения "капитана Госбезопасности тов. Сопруненко" "1940 года, октября месяца, 25 дня". Фальсификатору не хватило ума об этом вспомнить, он своей фальшивкой восстановил из пепла и перенес в 1959 год учетные дела, уничтоженные в 1940 году.

Чуть ранее в "Катынском детективе" Мухин пишет:

61. [...]
Но как быть с военнопленными? Они ведь действовали по законам своей страны и даже в стране пленения они не считаются преступниками, хотя и подлежат изоляции. На них заводилось "учетное дело", в котором было все для опознания этого человека, но не было документов, признающих этого человека преступником, либо подозревающих его в этом. Учетное дело не было предназначено для передачи в суд и вынесения приговора, оно было только для учета военнопленного. На польских офицеров во время, когда они находились в лагере военнопленных, заводилось "учетное дело". Н. Лебедева описывает, какие документы входили в него: кроме анкет там были фотографии всех офицеров и дактилоскопические карты.
[...]
Начальник УПВИ Сопруненко 10 сентября 1940 года, то есть через три месяца после "расстрела военнопленных", дает распоряжение начальнику Старобельского лагеря (из которого военнопленные вывезены еще весной) о следующем: "Учетные дела Особого отделения на военнопленных, убывших из лагеря (кроме убывших в Юхновский), картотека учета, а также литерные дела с материалами на военнопленных должны быть уничтожены путем сожжения".
Казалось бы, все ясно, пленные расстреляны, а их дела сжигаются. Но прочтем, что Сопруненко пишет дальше: "До уничтожения материалов должна быть создана комиссия из сотрудников Особого отделения, которая обязана тщательно просмотреть все уничтожаемые дела с тем, чтобы из дел были изъяты все неиспользованные документы, а также материалы, представляющие оперативный интерес. Эти материалы ни в коем случае уничтожению не подлежат. Их надлежит выслать также в управление.
Как уничтожение, так и сдачу материалов в архив (в архив Харьковского УНКВД сдавались литерные дела конвойной части, охраняющей лагерь - Ю.М.), оформить соответствующими актами с приложением к ним подробных описей уничтоженного. Об исполнении донесите".
Стоп! - скажем мы себе. Из этого распоряжения следует, что уничтожались не учетные дела на военнопленных, а картонная папка с надписью "Учетное дело на военнопленного ...армии..." и только! Если пленные уже убиты, то кому нужны документы на них!?
[...]
Из него мы можем понять, что из документов учетных дел было оставлено:

"...на основании распоряжения Начальника Управления НКВД СССР по делам военнопленных капитана Госбезопасности тов. Сопруненко были сожжены нижеследующие архивные дела Особого отделения:
1. Учетные дела на военнопленных в количестве 4031 дела согласно прилагаемому списку.
2. Дела-формуляры в количестве 26 дел, список дел прилагается.
3. Алфавитные книги учета военнопленных в количестве 16 книг по 64 листа в книге.
4. Картотека из 4031 карточки.
5. Справки на военнопленных - две папки: одна папка - 430 листов, вторая - 258 листов.
6. Опросные листы на военнопленных: одно дело 231 лист.
7. Дело-приказы Старобельского лагеря НКВД - на 235 листах.
8. Книги регистрации входящей корреспонденции - 2 штуки.
9. Фотокарточки военнопленных, вторые экземпляры - 68 штук.
О чем составлен настоящий акт в двух экземплярах".

[...]
Но нам важно сейчас другое. Исполняя приказ Сопруненко о сохранении материалов "Неиспользованных и представляющих оперативный интерес", были сохранены 4031 фотокарточки военнопленных. Это следует из того, что комиссия отчиталась о сожжений только вторых экземпляров фотокарточек, а их в 4031 деле было всего 68 штук. Первые 4031 сохранены все. [...]

Итак, в учетных делах были анкеты, фотографии и дактилоскопические карты. Сначала Мухин говорит, что уничтожалась только папка. Это уже означало бы, что учетное дело, как таковое, не уничтожалось. Позже он приводит список уничтоженных материалов. Из него следует, что 4031 фотокарточка была сохранена. Правда была сожжена картотека и опросные листы. Но дело в том, что карточки делались в двух экземплярах, так же как и опросные листы, то есть анкеты. Цитирую распоряжение Сопруненко от 6 ноября 1939 года (КПНВ, с. 185):

В связи с тем, что в Управление НКВД по делам о военнопленных часто поступают запросы о местонахождении военнопленных, содержащихся в лагерях НКВД, немедленно приступите к заполнению вторых экземпляров карточек формы №2 для картотеки Управления по делам о военнопленных.
Карточки формы №2 должны быть заполнены лишь на военнопленных, остающихся в Вашем лагере.
На рядовых, мл. комсостав и беженцев, жителей Западной Украины и Западной Белоруссии, подлежащих освобождению, и рядовых, мл. комсостав и беженцев, подлежащих передаче германским властям, карточек не заполнять.
Заполненные вторые экземпляры карточек высылайте в Управление НКВД по делам о военнопленных ежедневно, по мере заполнения.
Вся работа по заполнению карточек формы №2 должна быть закончена к 20 ноября 1939 г. К этому сроку должны быть высланы все карточки в картотеку Управления по делам о военнопленных.
По мере поступления военнопленных в лагерь, должны немедленно выписываться и высылаться в Управление вторые экземпляры карточки ф. №2.
При убытии военнопленного надлежит выписывать новую карточку формы №2, заполнять обе стороны ее и с указанием места и времени убытия военнопленного высылать карточку в Управление НКВД по делам о военнопленных.

А вот задание И. Б. Маклярского сотрудникам, выезжающим в Старобельский, Осташковский и Козельский лагеря для налаживания работы по учету военнопленных (КПНВ, сс. 195, 196):

I. Что должно быть сделано
1. Все военнопленные, как содержавшиеся, так и содержащиеся в лагере, должны быть занесены в книгу регистрации военнопленных. В отношении убывших должно быть указано, куда и когда они убыли.
2. На всех военнопленных, подлежащих содержанию в лагере, должны быть заполнены:
а) опросные листы для УРО и для особого отделения;
б) карточки общего учета для картотеки лагеря;
в) карточки общего учета для картотеки Управления;
г) карточки особого учета на отдельные категории военнопленных, указанные в нашей директиве №2066889 от 2/XI-39 г.
3. Завести на каждого военнопленного учетное дело, в котором сконцентрировать все материалы, характеризующие данного военнопленного, руководствуясь пятым разделом инструкции.
[...]
V. Что надо доставить в Управление
1. Ежедневно высылать заполненные вторые экземпляры карточек общего учета.
[...]

Начальник 2-го отдела Управления НКВД СССР
по делам о военнопленных
лейтенант госбезопасности (Маклярский)

Итак, остались несожженными фотокарточки, карточки общего учета и опросные листы. Все вместе эти материалы, по сути, и составляют учетное дело без папки. Почему этих дел больше, чем в письме Шелепина? Не знаю, тут могут быть разные варианты. Главное, что не меньше.

107. И уж как-то неинтересно напоминать, что на этом письме из КГБ без номера составители сборника не воспроизвели факсимильное изображение подписи Шелепина и не сообщили о ее наличии.

Это личные проблемы составителей сборника и Мухина. Подпись Шелепина на письме присутствует:

Но это письмо полезно тем, что своей явной смысловой фальшью оно перечеркивает все случайные совпадения, которые могли быть, чтобы первые два "документа" можно было хотя бы условно считать подлинными.

Вообще эти фальшивки в духе Геббельса и Гитлера, которые учили, что брехать надо нагло, простой народ так не врет, он врет только по мелочам и не верит, что брехать можно настолько подло. Поэтому в наглой брехне его легче убедить. Правда, Гитлер и Геббельс, кажется, считали, что и к брехне придурков подпускать не стоит, и брехать должны люди поумнее.

108. По сути мы провели смысловую экспертизу этих фальшивок и выявили неустранимые противоречия, подтверждающие, что данные документы ни в каком случае не могут быть подлинными.

Суммируем главное:

- росписи на "письме Берии" противоречат смыслу, они отказывают Берии в просьбе;

- указанная в письме "тройка" не имеет смысла, поскольку расстрел можно было произвести на основе законных чрезвычайных троек;

- приговоры этой "тройки" никто не исполнит, так как она создана не Указом ЦИК СССР, и о том, что Политбюро пыталось этот Указ получить, даже не упоминается;

- членов "тройки" никто не оповещал, что они замешаны в этом деле;

- сама "тройка" противоречит и документам, и показаниям свидетелей, которые Анисимов и Третецкий добыли до появления этих фальшивок;

- "тройка" персональна, чего в принципе быть не могло;

- письмо Шелепина особенно безграмотно, оно путает элементарные вещи: решение Политбюро и Постановление ЦК, КПСС и ВКП(б), справки на военнопленных и справки УНКВД, уголовные дела в нем спутаны с учетными делами на военнопленных, этих дел больше, чем вообще могло быть;

- в фальшивках упоминаются как целые в 1952 году учетные дела на военнопленных Старобельского лагеря, сожженные в 1940 году;

- и прочее, о чем написано выше.

109. Справедливости ради надо сказать, что ложность "документов" понимает и сама бригада Геббельса. С чего иначе журналисту Н. Ермоловичу в "Известиях" от 24 июня 1994 года по своей инициативе поднимать эту тему в интервью с Анисимовым?

"Но, может быть, это ложные документы, фальсифицированные? - вопрошает журналист. - Нет, - отвечает генерал-майор юстиции Николай Леонидович Анисимов, начальник Управления надзора за исполнением законов о федеральной безопасности Главной военной прокуратуры. Полученные из архива ЦК КПСС документы, как, впрочем, и все остальные, привлекаемые по катынскому делу, в обязательном порядке подвергаются самой тщательной экспертизе. Она установила, что они, вне всякого сомнения, подлинные".

Хороший прокурор. Наш - как оценивает подобных прокуроров новый хозяин - Ельцин.

По нему и "показания" свидетелей (которые он лично добыл у стариков) о том, что пленные расстреляны по решению Особого совещания при НКВД, - "подлинные", и "тройка с бубенцами" в "решении Политбюро" - "вне всякого сомнения".

И "письмо Шелепина" с предложением сжечь в 1959 году учетные дела Старобельского лагеря - "подлинное", и Акт администрации Старобельского лагеря о том, что эти дела сожжены в 1940 году - "вне всякого сомнения". Надо сказать, что и сам журналист Николай Ермолович не упустил случая напомнить нам, что в послеперестроечной прессе умные журналисты в диковинку, и заявил подзаголовком без тени юмора: "Прокуратура ручается за достоверность".

Что в итоге мы должны для себя понять? Что такое подлое и беспринципное поведение бригады Геббельса - это не просто очередное доказательство правоты версии Сталина, это ее итоговое косвенное доказательство. Нет уже ничего у подручных Геббельса и они не стесняясь пошли фабриковать "доказательства", грубо, тупо, но подобострастно.

Мы начали расследование с того, что поставили его в угоду подручным Геббельса с ног на голову - вместо того, чтобы сразу заняться прямыми доказательствами убийства, мы всю книгу рылись в помоях, которые за 50 лет бригада Геббельса успела выплеснуть в это дело. Но зато перерыли все и 109 эпизодов тому свидетельство. Теперь займемся прямыми доказательствами.

Подведем итог. Мухин излагает свои доказательства в 21 пункте. Пункты 88-95, 98, 99, 103, 105, 107, 108 основаны на незнании Мухиным документов, на использовании текстов документов из некачественного сборника "Военные архивы России", на ошибочной интерпретации документов. Пункты 88-90, 92-97, 100-102, 108, 109 основываются на беспочвенных спекуляциях и домыслах. Пункты 94, 95, 99, 104-106 можно прекрасно объяснить в свете других документов. Таким образом, удовлетворительным анализ Мухина назвать никак нельзя. Скажем прямо: он из рук вон плох.

Однако на "Катынском детективе" история не заканчивается. В 1999 году в газете "Дуэль" Мухин пишет ("Иудино семя", №18(109), 05/04/1999):

В 1991 г. Ваши братья по совести состряпали фальшивые письма Берия, Шелепина и фальшивый протокол Политбюро о якобы расстреле НКВД польских офицеров в Катыни, но не опубликовали их в России. Я 3 года [Мухин ошибся - тут должно быть "2 года" - с конца 1992 до конца 1994 - С. Р.] искал эти фальшивки через кого мог и не мог - и через депутатов Думы, и через своих зарубежных партнеров. Наконец, в конце 1994 г. нашел тексты фальшивок. Написал статью, где показал целый ряд признаков, по которым видно, что эти документы поддельны. А в 1995 г. поляки издали "Сборник" документов о Катыни и подтвердили, что эти документы фальшивки, тем, что попытались при публикации в "Сборнике" исправить указанные мною замечания.

К примеру. В фальшивом письме Берия в Политбюро я указал на отсутствие в этом документе следов регистрации - номера и даты. И что поляки (или те, кто изготавливал эти фальшивки) делают? Они в "Сборнике" дописывают номер на письме, но не ставят дату - еще более полный идиотизм. Потому что без номера, но с датой может быть неофициальное письмо, но на официальном письме номера без даты не бывает, так как они ставятся одним человеком и одновременно, - это одна запись. Это все равно, что написать адрес не "в Политбюро", а в "Полит". А дату фальшивомонетчики не поставили либо по глупости, либо из осторожности - любая дата не согласовывалась с остальными документами "Сборника".

В "протоколе Политбюро" фальшивость выдавали уже опубликованные надписи. Исправить их никак нельзя, и поляки поступили так. До этого "протокола", помещенного в конце "Сборника", они все документы переводили на польский до последней буквы. А в "протоколе" перевели только то, что нужно для клеветы, а уличающих фальшивку длиннейших текстов просто "не заметили" и не перевели. А так называемое "письмо Шелепина" - наиболее тупую фальшивку - вообще в "Сборник" не включили. А ведь такое поведение подтверждает то, что и надо: все Катынское дело - политическая фальшивка.

Очевидно, что у Мухина паранойя: он, судя по всему, верит в мировой катынский заговор, участники которого его - смелого борца с заговором - принимают всерьез и даже исправляют фальшивые документы согласно его книге. Однако, как я уже указал, катынские документы были опубликованы в первом номере журнала "Вопросы истории" за 1993 год. Причем опубликованы в точно такой же форме, в какой они публикуются сейчас.

Кстати, довольно любопытно наблюдать за тем, как меняется история Мухина об обретении им катынских документов. В "Катынском детективе" Мухин пишет: "Вы уже поняли, что автор этой книги несколько интересуется катынским делом, но и он с 1992 года нигде не мог найти этих документов, пока в начале 1995 года ему не передали уже упоминавшийся сборник "Военные архивы России"", то есть по первой версии документы попали к нему лишь в начале 1995 года. Согласно же второй версии, Мухин "искал эти фальшивки через кого мог и не мог - и через депутатов Думы, и через своих зарубежных партнеров. Наконец, в конце 1994 г. нашел тексты фальшивок". Ну и как прикажете это понимать? А ведь на основании этого противоречия в будущем какой-нибудь псевдоревизионист будет заявлять, что либо книга Мухина, либо его статья - фальшивка!

Однако и после этой статьи Мухин не успокоился, и вот, все в той же "Дуэли" он публикует свое "Пятое прямое доказательство" (№33(278), 13/08/2002):

При таком положении с прямыми доказательствами негодяям из Политбюро ЦК КПСС и прокуратуры требовалось хоть что-то, что могло бы служить прямым доказательством их клеветы в Катынском деле. И когда СССР развалился, они такие "доказательства" сами сфабриковали.

Фабриковали их член Политбюро Яковлев и ныне уже сдохший генерал-полковник Волкогонов. О последнем упоминал историк В. И. Алексеенко: когда Василий Иванович работал в архивах, то даже в папках с авиационными делами вместо документов натыкался на акты о том, что эти документы уничтожены по указанию Волкогонова. То есть, этот негодяй за кучку долларов уничтожал нашу историю, ему же поручили ее и сфальсифицировать.

Он подготовил по Катынскому делу три десятка фальшивок, но широкому кругу историков известны только четыре из них: письмо Берии Сталину, протокол Политбюро, записка Шелепина Хрущеву и проект постановления Президиума ЦК об "уничтожении" учётных дел польских военнопленных. Я уже писал, что анализ смысла в этих "документах" и анализ их атрибутов (бланков, номеров, дат, подписей и росписей) неопровержимо показывает, что это фальшивки. Но, думаю, что людям, редко сталкивающимся с документами, это было не совсем понятно. Однако сегодня получены такие доказательства того, что все эти "документы" сфальсифицированы, что, надеюсь, они будут понятны даже кретину.

Напомню, что эти четыре фальшивых документа сегодня внешне выглядят так (здесь и далее выделено мною): письмо Берии Сталину исполнено на пишущей машинке на бланке НКВД СССР, имеет номер, но не имеет даты - окошко для даты на бланке письма осталось незаполненным; а письмо Шелепина Хрущеву и проект постановления Президиума ЦК исполнены не на соответствующих бланках, а на простой бумаге рукописно.

Впервые эти фальшивые документы по Катынскому делу были предъявлены на заседаниях Конституционного суда России по "делу КПСС" в сентябре 1992 г. По-видимому, фальсификаторы надеялись, что их под шумок остальных обвинений КПСС признает суд и тогда эти фальшивки станут юридически (судебно) признанными доказательствами. Но не получилось!

Не дала защита, в частности, народный судья Ю. М. Слободкин, который на этом суде выступил в качестве адвоката КПСС, кроме того, сами судьи КС стали выявлять в "документах" крайние глупости, на недопущение которых не хватило ума ни у фальсификатора Яковлева, ни у фальсификатора Волкогонова, что еще раз доказывает, что подлецами становятся только умственно малоразвитые. В связи с этим при публикации протоколов КС по "делу КПСС" издатели "забыли" опубликовать те их части, которые касались разоблачения фальшивок. Однако в ходе этого "демократического процесса" стенограммы суда выдавались для копирования всем участникам суда: Это позволило защитнику КПСС профессору Ф. М. Рудинскому, заведующему кафедрой Волгоградской высшей следственной школы МВД РФ написать книгу "Дело КПСС" в Конституционном суде"** [** М., "Былина", 1999, с. 317], где автор восполнил пробелы, которые "забыли" описать "корректировщики" процесса.

Теперь внимание! Рудинский пишет, что на страницах 550 и 551 (т. 4) стенограммы судебного заседания (14 октября 1992 г.) содержится следующая запись обсуждения представленных С. Шахраем фальшивок по Катынскому делу:

"Ю. М. Слободкин поддержал эту точку зрения, заявив, что протокол заседания Политбюро, где за N144 от 5 марта значится "Вопрос НКВД", по его мнению, сфальсифицирован. Он обратил внимание Суда, что нумерация заседаний Политбюро вызывает сомнение: N136, потом вдруг сразу N144 от 5 марта. "Почему, если все это... велось по порядковым номерам, не идет 137 номер записи по порядку, а идет вдруг сразу 144 номер?" - спросил Юрий Максимович. Далее он сказал, что записка Берии датирована 5 марта и указано, что заседание Политбюро тоже состоялось 5 марта, но "практически этого никогда не было".

Поясню, что имел в виду Ю. М. Слободкин, когда говорил о датах. Дело в том, что перед тем как рассматривать дела на заседании Политбюро, их заранее отбирал и готовил по ним проекты решения один из секретарей ЦК, в 1940 г. таким секретарем был Г. Маленков. Делалось это для того, чтобы писанием проекта решения на самом заседании Политбюро не задерживать членов Политбюро - дать им рассмотреть больше вопросов. (Проекты правились на заседании Политбюро, если мнение большинства не совпадало с мнением Маленкова). И если Берия написал письмо 5 марта, то получается, что Маленков из письма Берии 4 или 3 марта до слова, до последней цифры воспроизвел в проекте решения то, что Берия еще и не писал. Это идиотство Яковлева & Волкогонова выдавало фальшивку за версту.

И вы видите, что сделали фальсификаторы? После апробирования "документов" на КС они снова переписали фальшивку! То есть снова взяли бланк, отпечатали текст, поставили штампики, а затем специалист подделал подпись Берии и росписи членов Политбюро. Но в этой фальшивке они уже не указали даты! И теперь во всех опубликованных изданиях эта фальшивка фигурирует без даты с примечанием фальсификаторов: "Не ранее 5 марта 1940 г."

Но и это не все. Из стенограммы заседания КС на листе 551 следует, что далее разговор пошел об остальных фальшивках:

"Затем мы поставили вопрос о необходимости исследования записки Шелепина Хрущеву в 1959 г. На бланке сверху написано "ВКП(б), а внизу "КПСС", а слова "секретарь ЦК" допечатаны на другой машинке. Председатель КС, выслушивая наши замечания, также высказал свои сомнения: "Обратите внимание, наверху две даты стоят: 40 какой-то год и 59-й год, двойная накладка получается". Далее он заметил, что возникает вопрос насчет происхождения бланка, т. к. это бланки, относящиеся к 30-м гг.".

А как выглядит письмо Шелепина сегодня? Правильно! Фальсификаторы и его полностью переписали от руки и на простой бумаге, а не на бланке. Вот ведь негодяи! За доллары мать родную зарежут.

И смотрите, кто свидетели этой задокументированной подлости: не только кандидат юридических наук судья Ю. М. Слободкин, не только профессор Ф. М. Рудинский, но и практически все члены нынешнего Конституционного суда РФ. [В данном отрывке все слова выделены Мухиным - С. Р.]

Кому-то этот аргумент может показаться "убойным". Но давайте поближе приглядимся к нему. Для начала задумаемся: стали бы предполагаемые фальсификаторы изменять - да еще так радикально - документы после того, как они побывали в Конституционном суде? Ну ладно, предположим, судьи куплены "демократами" и будут молчать. А как же Ю. М. Слободкин? А другие защитники КПСС? Вряд ли стоит принимать фальсификаторов за имбецилов - уж этого они бы не стали делать.

Еще один факт: кто-нибудь слышал громогласные заявления Ю. М. Слободкина или кого-либо еще (кроме Мухина) о том, что нынешние катынские документы отличаются от тех, что были предоставлены в Конституционный суд? Вот и я не слышал. А если бы документы действительно были изменены, да еще при живых свидетелях - за это уже давно уцепились бы те, кому это выгодно.

Теперь давайте рассмотрим аргументы по сути.

Аргумент первый: пункты в протоколе заседаний Политбюро идут не по порядку.

Аргумент основан на непонимании предоставленного документа. Речь идет о секретных решениях Политбюро, хранившихся в особой папке. В несекретном протоколе тексты таких решений не приводились, просто давалась ссылка на особую папку. Очевидно, что далеко не каждое решение Политбюро было секретным, поэтому за секретным решением №136 следовало секретное решение №144, все же решения между ними были несекретными, и не было нужды вносить их в протокол, хранившийся в особой папке. То есть Слободкин просто не разобрался, что к чему, и ринулся "опровергать".

Аргумент второй: фальсификаторы написали новое письмо Берии без даты. До этого, по словам Слободкина, дата была. Но так ли это?

Начнем с того, что во многих трудах на катынскую тему я встречал заявления о том, что письмо Берии написано 5 марта. Примеры:

5 марта 1940 г. Берия докладывал Сталину о том, что в лагерях для военнопленных и в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии содержалось "большое количество бывших офицеров польской армии... Все они, - говорилось в докладе, - являются закоренелыми врагами советской власти, преисполненными ненависти к советскому строю" (Райский Н. С., "Вторая мировая война и судьбы польских военнопленных", "Отечественная история", 1995, №4, с. 139)

Из письма Берии Сталину от 5 марта 1940 г. явствует, что в тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии находились 18632 заключенных, включая 10685 поляков... (КПНВ, с. 28)

Значит ли это, что до сих пор письмо Берии датировано 5 марта? Или же это означает, что по какой-то причине некоторые авторы - и Ю. М. Слободкин - ошибаются? Очевидно, верен второй вариант, так как на "нынешнем" письме Берии числа - там где ему вроде бы положено быть - нет. Зато оно есть в другом месте - в правом верхнем углу.

Правда, это дата принятия решения по записке Берии - но ошибиться очень просто. Не буду утверждать, что все те, кто назвал датой написания письма 5 марта 1940 года, ошиблись именно по этой причине, но в случае со Слободкиным это более чем вероятно. И этот факт полностью нейтрализует аргумент Мухина.

Аргумент третий: текст записки Шелепина, предоставленный Конституционному суду, был отпечатан на бланке, нынешний же текст написан от руки на простой бумаге.

Прежде всего, повторю, что крайне маловероятно, чтобы фальсификаторы решились так грубо изменить один из документов. Ну, ладно дата на записке Берии - это "мелочь". Но переписывать от руки то, что было напечатано на бланке? Нонсенс. Зачем фальсификаторам усложнять себе жизнь?

Но давайте взглянем на описание документа. Из текста можно понять, что в записке, якобы, есть слова "Секретарь ЦК", допечатанные на другой машинке. Но откуда бы в записке Шелепина взяться этим словам? Их нет и в "нынешнем" варианте, их не могло быть и тогда. Им просто неоткуда взяться. Записка Шелепина - это же не постановление Президиума, да и сам Шелепин - не секретарь ЦК (секретарем ЦК он станет в 1961 году). А значит, тут произошла явная путаница.

Дело вот в чем. Речь в КС шла вовсе не о записке Шелепина, а о выписке из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б), посланной Шелепину 27 февраля 1959 года (КПНВ, с. 431), которая, по-видимому, была приложена к записке Шелепина. Насколько я знаю, выписка эта почти полностью соответствует выписке, посланной Берии, за исключением двух деталей: адресатом значится Шелепин, ну и дата стоит соответствующая. То есть эта выписка хранилась в особой папке вместе с другими документами, а когда Шелепин запросил документы по катынскому делу, ему ее и прислали.

Детали совпадают: действительно, "сверху" 1940 и 1959 годы. 5 марта 1940 года - дата принятия решения, 27 февраля 1959 года - день, когда Шелепину послали выписку. Бланк, как и на выписке Берии, 30-х годов. Сверху на бланке - ВКП(б) (как и положено), внизу, на печати, есть и "КПСС". Так что именно об этой выписке речь и идет.

Может возникнуть закономерный вопрос: а откуда вообще взялась эта выписка? Разве выписки делались не для конкретных лиц?

Ответ прост: не всегда выписки делались для кого-то конкретно. Вспомним, что на выписке Берии стоит "4нк" - то есть существовало 4 экземпляра выписок, лишь одна из которых была послана Лаврентию Палычу. Остальные выписки, возможно, были сделаны "на всякий случай". В "Советском архиве" есть немало выписок, которые не предназначались какому-то конкретному лицу (по крайней мере, графа "Послано:" в них не заполнена):

  

Таким образом, все "странности" объясняются совершенно прозаически, и "пятое прямое доказательство" Мухина нельзя считать удовлетворительным.

Итак, ни одно из доказательств Мухина на самом деле доказательством не является. Все "сильные" доказательства основываются на недоразумении, остаются лишь хлипкие придирки, вроде непроставленного на письме Берии числа. Но на таком, мягко говоря, шатком основании невозможно выстроить обвинение в подлоге. До предъявления доказательств фальсификации нет никаких оснований считать катынские документы из особой папки фальшивками. А значит, они сами являются прямым, неопровержимым доказательством того, что военнопленные поляки были расстреляны НКВД в 1940 году.



Хочу поблагодарить Юрия Красильникова за дополнительные аргументы против Мухина и за его прекрасный сайт "Катынь".

Сергей Романов

Версия от 26.05.03


Источник: Сайт "Катынь"


Домой Библиотека Связь

Количество посещений